Бабыкин Константин Трофимович

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Константин Трофимович Бабыкин

Справка
Бабыкин Константин Трофимович
Фамилия:
Бабыкин
Имя:
Константин
Отчество:
Трофимович
Дата рождения:
24 сентября 1880 года
Место рождения:
с. Архангельское Чердынского уезда Пермской губернии
Дата смерти:
14 ноября 1960 года
Место смерти:
г. Свердловск


Биография[править]

Окончил Киевский политехнический институт (1906), инженер-архитектор. Доктор архитектуры, профессор (1938).

Награжден орденом «Знак Почета» (1951), медалью.

С 1931 г. – в УПИ: заведующий кафедрой архитектуры. Основатель уральской архитектурной высшей школы. Заложенные им основы высшего архитектурного образования позволили его ученику Н. С. Алферову создать на базе кафедры архитектуры филиал Московского архитектурного института (1967), а затем преобразовать его во второй в России – Свердловский архитектурный институт (1972).

Его имя связано с созданием в г. Свердловске зданий Театра оперы и балета, филармонии, Управления железной дороги, главного корпуса УГТУ-УПИ и др. зданий, отличающихся высокими художественными качествами и добротностью отделки. Делегат I Всесоюзного съезда архитекторов (1937). Автор печатных работ.

См. также[править]

Могила Бабыкина К.Т. на Ивановском кладбище г. Екатеринбурга

Константин Бабыкин - основатель архитектурной школы на Урале

Великий бунтовщик с «казбечиной» в зубах

Есть среди общественных активистов и такие, кто привычно обвиняет муниципальную власть в неуважении к памятникам архитектуры – хотя городская администрация с самого начала предупредила горожан, что, во-первых, юридически не полномочна вмешиваться в ситуацию с объектом областного подчинения, а во-вторых, возьмет все, что сейчас происходит на Пассаже, под свой жесткий контроль. А мы, пока тема свежа и актуальна, вспомним о человеке, построившем это замечательное здание. О великом, без преувеличения, русском архитекторе Константине БАБЫКИНЕ.

Справка

Бабыкин Константин Трофимович. Родился в 1880 году в селе Архангельском Чердынского уезда Пермской губернии. Окончил Киевский политехнический институт. За участие в студенческих революционных волнениях в 1906 году выслан в Пермь, где назначен на должность главного архитектора Пермской железной дороги. В 1907 году переехал в Екатеринбург. Основатель уральской архитектурной школы, один из инициаторов создания Уральской архитектурно-художественной академии. Автор проектов Свердловского театра оперы и балета, Уральской государственной филармонии, Управления Свердловской железной дороги, главного корпуса УГТУ-УПИ, здания «Унихима». Долгие годы заведовал кафедрой архитектуры в УПИ. Скончался в 1960 году. Похоронен на Ивановском кладбище.

Из ссыльных – в строители Оперы

Вообще вдумаемся в эту фразу: «За участие в студенческих революционных волнениях в 1906 году… назначен на должность главного архитектора Пермской железной дороги». Лишний штрих в портрету «кровавого царского режима». Представим себе на минуточку поэта Гумилева, который за принадлежность к белогвардейскому заговору был бы поставлен не к стенке, а на должность председателя Массолита… Не сказать, что юный Константин Бабыкин был каким-то уж очень пламенным революционером, но свою лепту в разрушение старого мира все же внес. Еще в 1901 году за участие в забастовке киевских студентов он был арестован и сидел около двух месяцев в тюрьме. Спустя пять лет грянула первая русская революция, в которой студенты Киевского политеха приняли настолько активное участие, что полиция была вынуждена институт закрыть. Выпускникам, однако же, велели готовиться к защите дипломов. Бабыкин отказался: «Я не буду защищать диплом до тех пор, пока в коридорах института в качестве охранников прогуливаются полицейские», а на титульном листе одной из своих зачетных работ пишет крупными буквами лозунг «Свобода, равенство, братство!» За что и был сослан на Урал, где, уже будучи железнодорожным архитектором, провел блестящую защиту диплома и был допущен к проектированию вспомогательных объектов «железки»: зданий депо, ремонтных мастерских и служебных помещений.

Но душа жаждала большего. В самом деле, если нельзя бунтовать против царя – восстанем против устоявшихся традиций! Поэтому даже известное всем здание Екатеринбургского вокзала Бабыкин решил выполнить хоть и в модном тогда стиле модерн, но с элементами революционного по тогдашним меркам «промышленного» стиля. Главные железнодорожные ворота Урала в версии Бабыкина действительно напоминали корпус гигантской фабрики: три строгих портика, справа и слева от массивного входа в центральный вестибюль – огромные арочные окна. Охота к смешению стилей прослеживается и в других его знаковых работах: филармония со стилизованными «под Египет» стелами на фронтоне и, конечно же, Оперный театр на Дровяной площади. При строительстве этого шедевра мирового зодчества Константин Тимофеевич — впервые в истории, между прочим, — использовал железобетонные своды вместо кирпичных. Чтобы добавить «модерновому» фасаду античного блеска, Бабыкин размещает на самой высокой его точке фигуры трех муз, а под карнизом разместил барельеф в «римском» стиле. Спустя годы этот театр назовут «школой кадров» для всего советского оперного искусства: на его сцене стартовала творческая карьера таких звезд, как певцы Сергей ЛЕМЕШЕВ, Иван КОЗЛОВСКИЙ, Ирина АРХИПОВА, Борис ШТОКОЛОВ, Юрий ГУЛЯЕВ, дирижеры Кирилл ТИХОНОВ и Евгений КОЛОБОВ. И это — далеко не полный список.

Слава и опала рядом идут

История – дама ироничная и обожает соединять несоединимое. Первым спектаклем, прошедшим на сцене бабыкинского творения, была опера «Жизнь за царя». С этой же сцены спустя всего пять лет большевики, расстрелявшие царя, провозгласили советскую власть. А поскольку эта власть вместо вожделенных «свободы, равенства и братства» принесла с собой вещи диаметрально противоположные, Бабыкин, извечный бунтарь, решает эмигрировать. Правда, не в Париж, а в белую Сибирь, где во время Гражданской войны исполняет обязанности архитектора управления Забайкальской железной дороги и начальника отдела гражданских сооружений Сибирского управления путей сообщения в Омске. Однако волна красного наступления докатилась и до тех мест. Тут выбор невелик: либо с остатками колчаковских войск отправляться в Харбин, либо возвращаться на Урал. Вариант рискованный, но Бабыкин решает вернуться. Тем более что в Свердловске в начале 20-х годов разразился самый настоящий строительный бум, а толковых специалистов у пролетарской власти под рукой не было. Так что пришлось большевикам закрыть глаза на «белое» прошлое Бабыкина.

Здание Пассажа, к постройке которого Бабыкин имеет самое прямое отношение, было спроектировано еще до революции, но не для торговых целей: в нем собирались разместить солдатские казармы. Война же на дворе. Коробка недостроенных казарм стояла посреди Торговой площади до 1925 года, пока не грянул НЭП и не возникла нужда в массовом строительстве товарных бирж. Так вместо «храма Марса» между Вайнера и Банковским возник «храм Меркурия». Причем это едва ли не первый в истории уральской архитектуры опыт внедрения технологий конструктивизма: идеально прямые геометрические линии, строгость облицовки фасада, никаких особых излишеств и красивостей. Собственно, Пассаж — то есть центральный промтоварный магазин — разместится на этих площадях лишь за два года до Великой Отечественной войны. К этому времени Константин Бабыкин станет фигурой номер один среди архитекторов и проектировщиков Урала, и именно благодаря ему в строительный облик Свердловска внедряется столичный стиль «ампир» с его ионическими портиками, многофигурными барельефами на фризах и фронтонах, гигантскими колоннами и прочими «имперскими» элементами, от которых раньше большевики шарахались, как черт от ладана. Именно в этом стиле возведены здания управления Свердловской железной дороги, ДК железнодорожников и Уральского политеха — проекты, прославившие имя Бабыкина на всю страну.

Построив здание УПИ, Бабыкин навсегда уходит из строительной отрасли, но остается работать в стенах своего детища — на должности заведующего кафедрой архитектуры. Студентам он запомнился харизматичной манерой преподавания, а также вечной штакетиной «Казбека» в зубах — которую Бабыкин мог в порыве творческого экстаза запалить прямо на лекции. На базе кафедры со временем вырастет первая на Урале высшая архитектурная школа. Но уже после смерти своего основателя, в начале 70-х годов. При жизни же Бабыкина власть регалиями не жаловала и в любимчиках не держала: в конце 40-х ретивые идеологи из обкома даже пытались закрыть архитектурную кафедру, мол, ни к чему рабочему классу эта буржуйская лженаука. Потом «зарубили» инициативу ученого совета УПИ об избрании Бабыкина в ряды членов-корреспондентов Академии архитектуры СССР. А спустя несколько месяцев вообще отправили гениального зодчего на пенсию. Спустя полвека владельцы екатеринбургского Пассажа решили отправить «на пенсию» одно из лучших творений Мастера. Дескать, перекрытия износились, дизайн устарел, площади слишком малы для нужд современной торговли. Так-то оно так, конечно. Да как бы нам с такой немудреной, вполне себе большевистской, логикой отношения к шедеврам архитектуры лет через двадцать вообще без «модерна» и «ампира» не остаться.

Переводя на язык архитектурных реалий – без уникального екатеринбургского «лица». Созданного в немалой степени и трудами Константина Бабыкина.

Евгений СУСОРОВ


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Регистрация для внесения изменений не обязательна
Поделиться: