Бесидский Самуил Исаакович

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Самуил Исаакович Бесидский

Справка
Фамилия:
Бесидский
Имя:
Самуил
Отчество:
Исаакович
Дата рождения:
17 июня 1932 года
Место рождения:
г. Днепропетровск Украинской ССР



Биография[править]

Окончил Днепропетровский инженерно-строительный институт (1954), инженер-строитель.

Заслуженный строитель РФ (1995). Награжден орденом «Знак Почета» (1982).

В 1954—1968 гг. — в стройуправлении «Жилстрой № 1» треста «Челябметаллургстрой»: мастер, прораб, старший прораб, с 1960 г. — главный инженер; в 1968—1971 гг. — главный инженер треста «Челябинскшахтстрой»; в 1971—1985 гг. — заместитель управляющего, управляющий треста «Челябтракторострой»; в 1985—1990 гг. — начальник ПСМО «Челябметаллургстрой», начальник строительного поезда «Челябармстрой»; в 1990—1999 гг. — директор по ресурсному обеспечению и транспорту ЗАО "АСФ «Челябстрой».

Участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Армении. Принимал участие в строительстве стана «2300/1700», блюминга, стана «250», ЭСПЦ-3, кислородно-конвертерного цеха на Челябинском металлургическом комбинате, цехов Челябинского тракторного завода, завода «Прибор», завода крупнопанельного домостроения и строительных конструкций, в возведении ряда уникальных объектов в г. Челябинске (Дворца спорта «Юность», Госцирка и др.). Имеет 3 авторских свидетельства на изобретения.

См. также[править]

Тумба — любовь моя

09.04.2003 06:00

Три поколения бывших челябинцев обосновались в пригороде Стокгольма

Заглянул ко мне в редакцию Самуил Исаакович Бесидский: «Шел мимо, не мог не зайти. Читаю вашу газету с прежним вниманием». Приятно! Потому что он, давний наш подписчик, несколько лет как уехал из Челябинска вместе с супругой, и теперь они проживают в шведском городе Тумба, откуда родом знаменитый хоккеист Свен Юхансон. «Челябку», а также другие местные и российские издания «получают» в электронном виде с помощью Интернета.

Имя Бесидского в нашем городе известно, он много лет возглавлял сначала трест «Челябтракторострой», затем — «Челябметаллургстрой». С женой приезжали сюда (впрочем, уже не в первый раз) навестить родню. Ну а когда он зашел в редакцию, я забросала его вопросами о их «новой», зарубежной жизни.

— Ваша рубрика называется «Роман с заграницей». А у нас со Швецией сложились более конкретные отношения, я бы определил их как сугубо семейную историю, — начал Семен Исаакович со свойственным ему юмором. Но продолжил уже серьезно:

Бесидский Самуил Исаакович.jpg

— Мы поселились там исключительно по велению домашних обстоятельств. Чтобы внести ясность, вернусь лет на 25 назад. Наш сын Евгений с золотой медалью окончил челябинскую школу N 1, он серьезно увлекался химией, был неоднократным победителем городских, областных и всесоюзных олимпиад. Поступил в МГУ, окончил его тоже с отличием и в 1985 году защитил диссертацию, тема которой заинтересовала иностранных исследователей. Было много предложений о сотрудничестве, а Женя выбрал то, что наиболее точно соответствовало его научным устремлениям. Так он вместе с женой и детьми оказался в 1990 году в Швеции. До этого поработал сначала в Москве, потом — в Челябинске на кафедре химии в пединституте.

— Вот так просто сел и уехал?

— Нет, выезд не был легким, но люди, которые его приглашали, были заинтересованы в нем и сделали все, чтобы соответствующие документы в большей степени устраивали строгие советские власти. В принципе он не стремился за рубеж. Но: В Москве он имел хорошую работу, зато никаких бытовых условий. В Челябинске — наоборот: полный порядок с бытом, но никаких перспектив для профессионального роста. И, выбираясь из этой «вилки», он поехал в Швецию. Ехал по временному контракту сроком на один год, однако так зарекомендовал себя, что получил многократные продления, а в конце 1994 года подписал контракт на постоянную работу с фирмой «Астра-Сенека» (Astra-Zeneka).

Его жена Галя тоже выпускница химического факультета МГУ, только окончила его на три года позже, чем Женя. Он ждал ее. Первая дочка родилась в Москве, вторая — в Челябинске. Ольга и Татьяна. «Пушкинианки», как мы шутя внучек называем, имея в виду и сына Евгения. В общем, сугубо российская семья. Тем не менее в Швеции они прижились и чувствуют себя весьма комфортно. Полностью там освоились. Мы не раз бывали у них в гостях, а однажды сын сказал: «Хватит, оставайтесь с нами». Так в марте 1999 года и мы поселись там. Сын живет там, где и мы, — в Тумбе, это пригород Стокгольма. Как ученый он весьма прочно стоит на ногах. Известен в соответствующих кругах, причем не только в шведских, но и канадских, американских, английских. «Астра-Сенека» — фирма фармацевтическая, занимающаяся научными исследованиями для производства лекарственных препаратов. Центр этой огромной фирмы (тысячи служащих) находится в Англии, а филиалы — в Швеции, Канаде, США. Евгений — химик-исследователь, руководитель одного из проектов новых биохимических средств, которые, в свою очередь, являются основой для будущих лекарств. Разрабатывает химико-биологические основы противоболевых лекарств. Что касается материального благополучия, он не самый богатый человек, в Швеции есть и богаче. А если серьезно, то с точки зрения наших российских понятий, он вполне благополучен. Имеет хорошее жилье, два автомобиля, все условия для отдыха, для образования детей. По западным меркам, это средний уровень. Замечу, Швеция — не самая богатая страна. Зато самая спокойная — это точно.

— Да, это не Россия с ее социальными проблемами. Вам там тоже комфортно?

— Конечно, но дело не в этом. Главной причиной нашего переезда было желание жить рядом с семьей сына. Сын у нас — домашний мальчик, если можно так сказать о мужчине 42 лет. У нас с ним не просто родственные, а близкие духовные отношения. Что касается российских проблем, то они нас не пугали. Мы вросли в эти проблемы, а проблемы вросли в нас. Будет неправдой сказать, что они нас вытолкнули. Знаете, как тяжело далось мне решение о переезде! Мы поехали навестить сына, невестку и внучек. И когда Евгений сказал, что мы должны остаться, я написал заявление об освобождении от своей челябинской должности. Это простенькое заявление в две строчки я переписывал пять раз. В конце концов забыл его положить в конверт. Отправил пустой конверт, а следом — второй, уже с заявлением. Хотя сейчас эмоциональное состояние стабилизировалось. У нас появилось много друзей. Профессия у меня была прагматическая, я строитель, а друзья — люди творческие: и журналисты, и писатели, и артисты. Все русскоязычные, потому что там живут и украинцы, и казахи, и евреи. Центр нашего общения — школа, в которой мы упорно учим шведский язык и, кстати, продвинулись, хотя владеем им отнюдь не блестяще. Там мы и знакомимся, знакомства разрастаются. Жена моя — гостеприимная женщина, дом наш открытый, люди тянутся. Все эти обстоятельства, а также то, что мы смотрим русское телевидение, читаем русские газеты по Интернету, имеем массу русских книг, создает иллюзию пребывания в России. Кроме того, каждый год мы сюда приезжаем.

— Может быть, понятие ностальгии — немного надуманное?

— Нет. Просто каждый человек по-своему переживает свое состояние на новом месте, особенно, не дай Бог, если что-то не сложилось. Важно не замыкаться в себе и в каких-то неудачах, они есть у каждого, даже у внешне благополучных людей. Причем у богатых — даже чаще, чем у бессребреников.

О том, где мы живем. Нам предоставили трехкомнатную квартиру в коммунальном, то есть муниципальном, семиэтажном доме. Шведская коммуна — аналог нашего городского или сельского района. Государственный бюджет построен таким образом, что расходы на повседневные бытовые нужды (обучение, здравоохранение, коммунальное хозяйство) концентрируются в коммунах, а не в столице, что дает преимущества. Коммунальные власти, имеющие постоянный контакт с жителями, лучше решают повседневные проблемы. Административное влияние в Швеции вообще невелико.

Так вот, мы живем в этом муниципальном доме на третьем этаже, по-шведски же это звучит как «вторая лестница». Наша квартира очень уютная и удобная, если бы я сам планировал ее, лучше бы не придумал. У сына — вилла, так в Швеции называется каждый отдельно стоящий дом. У него участок размером 14 соток, где растут экзотические растения. В Швеции любят цветы, они там повсюду. Моя жена разводит их на балконе, это предмет ее и моей гордости. Наше повседневное время уходит на изучение языка, на общение с семьей сына, на многочисленные контакты с друзьями, на посещение театров, концертов, особенно российских. Билеты очень дорогие, как все на Западе, но этот недостаток сглаживается тем, что в протестантской церкви проходит много бесплатных концертов, и не просто рядовых, а и достаточно известных артистов. Одно из самых сильных моих впечатлений — выступление камерного ансамбля старинной, духовной и светской музыки из Новосибирска. Потрясающе! Почему-то в России он менее известен, чем на Западе. Мы и сами поем. Разумеется, как любители. Поем в протестантской церкви, где изучаем язык. И в программе изучения есть встречи со шведами — общение для освоения языка. Однажды нас попросили, а потом еще не раз повторили просьбу, спеть русские песни. Мы пели «Однозвучно звенит колокольчик», «Ты жива еще, моя старушка» :

— Напрашивается вывод: Бесидский «вкалывал» всю жизнь, чтобы, наконец, получить возможность ею наслаждаться.

— Эта мысль мне тоже приходила в голову, но с противоположным знаком, и вот почему. Швеция — страна, в которой я не работал ни одного дня и даже ни одного часа, не заработал ни одной копейки, как и моя жена. Тем не менее Швеция обеспечила нам комфортное проживание и возможность не платить налоги. Россия — страна, в которой я 45 лет отработал, — увы, пока таких условий людям дать не может. Это вызывает у меня чувство горечи, но это не обида на страну, а констатация факта. Собственно, эту ситуацию создавали мы сами, и я в какой-то степени тоже.

— Вас приняли там как родственников человека, успешно работающего в Швеции?

— Швеция в этом смысле весьма гуманная, демократичная страна. Наш сын отнес документы с просьбой о предоставлении нам права проживания, и с этого же дня нам начали платить пособие. Около полутора лет мы ожидали разрешения на постоянное проживание и получили его. После этого нам прекратили выплату из иммиграционного бюро и перевели в социальную службу. Величина этих выплат, по шведским понятиям, не очень большая, но на повседневные нужды хватает.

— Поток россиян, желающих поселиться в Швеции, по-прежнему существует?

— И даже увеличивается, хотя шведы пытаются его ограничить. Они еще во власти представлений о холодной войне и «русской мафии». Выходцам из Афганистана, Эфиопии, Бангладеш, бывшей Югославии получить разрешение на постоянное проживание проще, чем выходцам из России и стран СНГ. Тем не менее мы у себя гостей уже не раз принимали и из России, и из других стран. Очень тесные контакты поддерживаем с известным спортсменом Виктором Домбровским, он живет в Берлине. У него недавно родился внук.

— Значит, нет проблем к вам приехать?

— Вообще-то есть. Швеция настороженно относится к России. Но при некотором терпении и настойчивости можно получить разрешение. Так что приезжайте в гости.

Беседовала Лидия САДЧИКОВА


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Регистрация для внесения изменений не обязательна
Поделиться: