Венедиктов Валерий Николаевич

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Валерий Николаевич Венедиктов

Справка
Венедиктов Валерий Николаевич
Фамилия:
Венедиктов
Имя:
Валерий
Отчество:
Николаевич
Дата рождения:
13 июня 1924 года
Место рождения:
г. Ташкент
Дата смерти:
30 ноября 1995 года
Место смерти:
г. Челябинск


Биография[править]

Окончил Московскую академию бронетанковых и механизированных войск им. И. В. Сталина (1949), военный инженер-конструктор.

Генерал-лейтенант-инженер (1985). Лауреат Государственной премии СССР (1974, 1982), заслуженный деятель науки и техники (1984). Герой Социалистического Труда (1976). Награжден орденами Ленина (1976), Трудового Красного Знамени (1971), орденом КНР (1960), медалями.

С 1949 г. – на Уралвагонзаводе. руководитель разработки и постановки на серийное производство танков Т-54, Т-55, Т-62, истребителя танков ИТ-1 «Дракон», семейства инженерных машин сопровождения БРЭМ-1, ИМР-2М, МТУ-72. Под его руководством был создан танк Т-72, который стал самым массовым танком в последней четверти XX в.

См. также[править]

Командировка в Нижний Тагил на 40 лет

К 85-летию со дня рождения выдающегося главного конструктора отечественных танков В. Н. Венедиктова

Валерий Николаевич Венедиктов родился в Ташкенте 13 июня 1924 г. Его родители были коренными жителями Узбекистана. Семья была интеллигентной и высокообразованной. Отец, окончивший Московский университет, занимал в Ташкентском университете должность доцента. Педагогом была и сестра Валерия.

Молодому Валерию, перенесшему в детстве тяжелое заболевание, в семье были созданы условия для получения домашнего образования по индивидуальной программе. Учебу в средней школе Валерий начал сразу с третьего класса. В таком воспитании были, однако, существенные изъяны.

Валерий Николаевич Венедиктов.jpg

Искусственная изоляция Валерия от своих сверстников и интенсивная учеба хорошо развивала его умственные способности, но отлучила от нормального физического развития.

Проучившись до девятого класса в средней школе, он в середине учебного года добровольно вступил в ряды Красной Армии, став в январе 1942 г. слушателем Военной академии бронетанковых и механизированных войск им. И.В. Сталина (во время Великой Отечественной войны эта академия была эвакуирована из г. Москвы в г. Ташкент).

Только настойчивостью Венедиктова можно объяснить его поступление в академию с незаконченным средним образованием и слабым физическим развитием. К тому же ему в то время не было полных 18 лет.

Проучившись по октябрь 1942 г. в академии, Валерий Николаевич пришел к убеждению, что, не имея опыта службы в войсках, он отстает от многих сверстников в практических занятиях. И ему вновь пришлось применить свою настойчивость. Приказом начальника академии Венедиктов был отчислен из учебного заведения и направлен в учебный танковый полк. В нем он продолжил службу рядовым. Через полгода, в марте 1943 г., Валерий Николаевич стал курсантом Первого харьковского танкового училища им. И.В. Сталина, находящегося в ту пору в г. Чирчике Узбекской ССР. Окончив его в 1944 г., он вторично поступил в Академию бронетанковых и механизированных войск на военно-инженерный факультет, уже имея офицерские погоны и опыт военной службы.

По окончании академии в 1949 г., в соответствии с постановлением Совета Министров СССР, в числе лучших выпускников В.Н. Венедиктов был командирован на Уральский танковый заводим. И.В. Сталина (в дальнейшем — Уралвагонзавод) в город Нижний Тагил Свердловской области для укрепления кадрового состава танкового КБ (отдел «520» Уралвагонзавода).

Уралвагонзавод, крупнейший в мире танковый завод и гигантский машиностроительный комплекс, всегда являлся для энергичных, пытливых умом людей стартовой площадкой для профессионального и служебного роста. Уже в 1954 г. В.Н. Венедиктов был назначен на должность заместителя главного конструктора по опытным работам. Кроме руководства всеми опытными работами КБ, за Венедиктовым закрепили работы по серийному производству, выполняемые тремя секторами (бюро) — моторным, трансмиссии и ходовой части.

В это время он активно вовлекается в работу по доводке серийных танков послевоенного периода Т-55, Т-62. По поручению главного конструктора Л.Н. Карцева (однокашника по военной академии) Венедиктов возглавил разработку и создание опытного образца танка оригинальной конструкции — «объекта 140».

В 1959 г. В.Н. Венедиктов был командирован в Китайскую Народную Республику на 18 месяцев консультантом главного конструктора танкового КБ и руководителем группы советских специалистов. С конвейера китайского завода в г. Баотоу танки сходили под индексом «Тип 59» и являлись полной копией советского Т-54А. Валерий Николаевич вернулся в Нижний Тагил в июне 1960 г., обретя бесценный опыт организации серийного производства на машиностроительном предприятии КНР (всему миру известен китайский фанатизм и трудолюбие в освоении технического прогресса). «Тип 59» стал самым массовым танком в парке боевых машин КНР на долгие годы.

С 1960 г. под руководством В.Н. Венедиктова и начальника бюро нового проектирования И.А. Набутовского проводились работы по созданию опытных «объекта 167Т» и «объекта 166ТМ» с газотурбинными двигателями ГТД-3Т ОКБ-29 Министерства авиационной промышленности.

«Объект 167Т» стал первым в мире боевым танком с газотурбинным двигателем. В сентябре 1964 г. он совершил демонстрационный пробег перед трибунами правительства на танковом полигоне в Кубинке, обогнав новейший в то время отечественный танк Т-64 с двухтактным дизелем 5ТДФ.

Сам факт показа этого танка высшим государственным и партийным деятелям свидетельствовал о том, что руководство Уралвагонзавода и КБ представили на центральный военный полигон не макет, не подвижный стенд-шасси, а опытный образец танка, изготовленный в соответствии с директивными документами правительства и Управления начальника танковых войск (Карцев Л.Н. «Воспоминания главного конструктора»). Однако на основе тщательного анализа семилетней работы и результатов испытаний «объекта 167Т» и «объекта 166ТМ», изготовленных по ТТЗ заказчика, и прогнозирования развития танкового двигателестроения наше КБ совместно с Управлением начальника танковых войск Министерства обороны пришло к выводу о неперспективности газотурбинных танков. В выработке этого мужественного решения принимали активное участие В.Н. Венедиктов и И.А. Набутовский, затратившие много сил и бессонных ночей для создания необычного танка с новым типом силовой установки.

Несмотря на то, что в последующие годы по указанию секретаря ЦК КПСС Д.Ф. Устинова, отвечающего за оснащение Советской Армии современной военной техникой, с невиданным размахом развернулись работы по внедрению ГТД в танк (завершившиеся принятием на вооружение Т-80), справедливость сделанных выводов руководством тагильского КБ о неперспективности газотурбинных танков подтверждена самой жизнью (см. «ТиВ» №2-8/2008 г.).

Все серийные танки, изготовленные на Уралвагонзаводе, оснащаются дизельными двигателями. Это помогло сохранить в Нижнем Тагиле танковое производство в период массовой «гибели» многих заводов ВПК после распада СССР и, тем самым, спасти от краха бронетанковую отрасль страны. Два других танковых завода России в Санкт-Петербурге и Омске, занятые в советское время изготовлением газотурбинных танков Т-80 и Т-80У, не имея заказов Министерства обороны России и от иностранных заказчиков, прекратили производство этих боевых машин, а омский завод был объявлен банкротом.

После отъезда из КБ в головной отраслевой институт ВНИИТМ (г. Ленинград) заместителя главного конструктора И.С. Бушнева с группой ведущих конструкторов, занимавшихся на конкурсной основе разработкой истребителя танков («объект 150»), Л.Н. Карцев назначил Валерия Николаевича руководителем этих работ. В 1968 г. эта боевая машина была принята на вооружение Советской Армии под названием «Истребитель танков ИТ-1», а на Уралвагонзаводе было организовано ее серийное производство. ИТ-1 стал первым отечественным серийным истребителем танков, оснащенным противотанковым ракетным комплексом («Дракон»), и первой в мире машиной с полуавтоматической системой наведения ракет на танковом шасси.

15 августа 1967 г. вышло постановление правительства, которым предусматривалась организация серийного производства украинского танка Т-64 на Уралвагонзаводе. Однако полученный в КБ опыт эксплуатации серийных и опытных танков позволил критично подойти к конструкции танков Т-64 и Т-64А. Уральские конструкторы, видевшие просчеты харьковского КБ машиностроения, разработали свою концепцию создания основного боевого танка, основанную на собственных апробированных технических решениях. В КБ уже четко вырисовывались очертания будущего танка Т-72.

Имея резко отрицательное отношение к конструкции основных составных частей Т-64А (механизму заряжания кабинного типа, ходовой части с низкой несущей способностью, ненадежной силовой установке) , Валерий Николаевич последовательно и настойчиво добивался признания разработанного коллективами КБ и завода танка Т-72, не имевшего этих крупнейших недостатков. Долгое время Венедиктов являлся сильнейшим «раздражителем» в Министерстве оборонной промышленности (министр С.А. Зверев) и даже ЦК КПСС (Секретарь ЦК КПСС Д.Ф. Устинов). На одном из заседаний министр демонстрировал членам коллегии и приглашенным специалистам пухлые папки с письмами и обращениями к нему главного конструктора «отдела 520». « Всяких я видал главных конструкторов, но впервые вижу конструктора-писателя», — заключил министр. Далее последовали угрозы объявления выговора и даже снятия с должности. Венедиктов посмеивался, рассказывая об этом ближайшим соратникам: «Ну, пусть он объявит мне выговор. А я его в рамочку — и на стену: не каждый день сам министр выговор объявляет».

Он умел держать удар, как говорят боксеры, и умел отстаивать свои позиции. Непросто складывались поначалу его отношения с директором Уралвагонзавода И.Ф. Крутяковым, который был назначен на пост директора в конце 1968 г. Директор жестко поставил вопрос перед КБ о беспрекословном выполнении постановления ЦК КПСС и СМ СССР о подготовке завода к серийному производству танка Т-64А и о запрете работ в КБ по созданию своего уральского танка. Это послужило причиной его конфликта с главным конструктором Л.Н. Карцевым, который был вынужден оставить Нижний Тагил и отбыть в Москву к месту нового назначения. Те же требования были предъявлены и к В.Н. Венедиктову, занявшему пост главного конструктора.

Очевидцы вспоминают, как однажды в кабинет директора завода были созваны руководящие лица «Уралвагонзавода» и КБ. Здесь И.Ф. Крутяков сделал жесткое заявление в адрес Венедиктова о запрещении проведения работ в КБ, направленных против Д.Ф. Устинова. Одновременно директор потребовал предъявлять ему для личного просмотра всю секретную переписку КБ. Это был приказ. И он не обсуждался.

Выйдя из кабинета Крутякова, один из заместителей Венедиктова спросил его, как же мы будем дальше работать?

«Как работали, так и будем работать», — был ответ. Венедиктов умел убеждать.


Опытный танк «объект 172».

Через несколько лет И.Ф. Крутяков стал сторонником танка Т-72, разработанного в КБ, и много сделал для принятия его на вооружение и для организации серийного производства на УВЗ. Эта его деятельность была отмечена присуждением Ивану Федоровичу звания лауреата Государственной премии СССР.

С 1969 г., после перевода Л.Н. Карцева в центральный аппарат Министерства обороны, Валерий Николаевич Венедиктов возглавил конструкторское бюро. На базе маломощного и малочисленного конструкторского подразделения (отдел «520») и опытного производства КБ (цех «540») Уралвагонзавода он создал единую многопрофильную организацию высококвалифицированных специалистов — Уральское конструкторское бюро транспортного машиностроения (УКБТМ). Превратил УКБТМ в современное самостоятельное предприятие, способное разрабатывать, изготовлять и испытывать бронетанковую технику и другие сложные машины. Сотрудники предприятия стали получать за свой труд достойные деньги. По профсоюзным путевкам многие семьи отдыхали в санаториях и домах отдыха. Все дети сотрудников предприятия были устроены в детские дошкольные учреждения. Появилась возможность полнее удовлетворять нуждающихся в получении нового жилья или расширении своей жилплощади. В отделе кадров начали проводить отбор специалистов из числа желающих для устройства на работу, а в конструкторских отделах увеличился штат дипломированных специалистов — выпускников вузов.

Весь дальнейший период деятельности коллектива УКБТМ под руководством нового главного конструктора связан с форсированной разработкой основных боевых танков второго и третьего поколений (по классификации ГАБТУ МО), принятием их на вооружение, освоением в серийном производстве и непрерывным улучшением их боевых и технических характеристик.

Перед каждым отделом КБ были поставлены четкие, но, как казалось тогда, невыполнимые по срокам задачи — по созданию надежных, технологичных в серийном производстве, конкурентоспособных с лучшими мировыми образцами составных частей танка. Однако железная воля Главного заставляла осуществлять все намеченные планы.

В неравной борьбе с руководством Министерства оборонной промышленности, правительственными организациями и даже ЦК КПСС Венедиктов доказал преимущества уральского танка Т-72 по боевым, эксплуатационным характеристикам, надежности и стоимости перед Т-64А. Совместно с руководством Уралвагонзавода, учреждениями Министерства обороны СССР он добился принятия на вооружение Т-72 в 1973 г. и с 1974 г. — организации крупносерийного производства этого танка на УВЗ.

Валерий Николаевич организовал системный анализ результатов войсковой эксплуатации и крупных испытаний отечественных танков, проводившихся в 1970—1980-е гг. Он сумел осуществить эффективный авторский надзор по обеспечению качественной сборки на заводе серийных танков. Создал совершенную систему получения информации с мест эксплуатации танков о выявленных производственных и конструктивных недостатках и разработал методы их оперативного устранения. Благодаря этому во второй половине XX века танк Т-72 стал самым надежным и массовым в мире и послужил базой для создания 11 модификаций.

Впечатляло также развернутое производство на Уралвагонзаводе инженерных машин на базе танка Т-72 (БРЭМ-1, МТУ-72 и шасси для ИМР-2М). Такого производства машин двойного назначения (гражданского и военного) одновременно с базовыми танками до этого времени отечественная промышленность не имела.

Уже через 5 лет после принятия на вооружение танк Т-72 стал поступать на экспорт. В шесть стран была передана документация на лицензионное производство танка. В настоящее время танки типа Т-72 находятся на вооружении 35 стран мира. «Танк Т-72 разошелся по миру, как автомат Калашникова», — сказал бывший начальник ГАБТУ С.А. Маев, как бы подводя итог деятельности В.Н. Венедиктова на посту главного конструктора. В 1998 г. на выставке вооружений в Ле Бурже танк Т-72 был признан самым лучшим и самым массовым танком второй половины XX века.

В середине 1980-х гг. В.Н. Венедиктов провел коренную модернизацию танков Т-62. Наконец, он заложил основы конструкции современного основного боевого танка Т-90 и перспективного танка с уникальными боевыми и техническими характеристиками. Правильность принятых технических решений была подтверждена им в процессе натурных испытаний опытных образцов танков.

В публикуемой статье, разумеется, не преследовалась цель рассказать обо всех разработанных под руководством В.Н. Венедиктова изделиях. Однако стоит отметить следующее: на посту главного конструктора Валерий Николаевич руководил разработкой и созданием более 120 видов конструкций бронетанковой техники, инженерных машин на базе танковых шасси, комплектов УТС и др.

Когда началось серийное освоение танка Т-72, Венедиктов энергично взялся за «отехнологичивание», а потом и непрерывное совершенствование танковых систем и узлов. Никогда до него конструкторы не проводили столько времени в цехах серийного производства, помогая осваивать изготовление сложных деталей и узлов новых изделий.

Ведущие специалисты КБ по месяцу-два в году находились в войсковых частях, изучая особенности эксплуатации и боевого применения танков, выискивая недостатки конструкции. Непременным участником ряда труднейших испытаний танков Т-72, Т-72А, Т-72Б в экстремальных климатических и дорожных условиях был и главный конструктор Валерий Николаевич Венедиктов.

Имея плохое здоровье, неразвитую мускулатуру и субтильную фигуру, он умело водил танк Т-72 на заводском полигоне. Отмеченные им недостатки по размещению приборов, органов управления, светильников и т.п. устранялись после этого незамедлительно. Все пожелания военных по любому поводу, касающемуся танков Уралвагонзавода, обязательно тщательным образом прорабатывались в КБ и, как правило, через короткое время воплощались в новых более совершенных серийных конструкциях.

Уралвагонзавод всегда был главным поставщиком в войска бронетанковой техники, а УКБТМ — основным разработчиком технической документации на серийные танки, в том числе изготовляемых по лицензии и поставляемых на экспорт. Все это накладывало особый отпечаток на стиль и темп работы конструкторов, оперативность в принятии решений и ответственность.

Мы не могли себе позволить допускать стратегические ошибки в разработке конструкций систем и агрегатов и отрабатывать десятилетиями конструкцию танка, как это случилось с танками Т-64 и Т-80. Уралвагонзавод насыщал войска танками в таких количествах, что последующая массовая доработка танков могла быть просто неприемлемой для завода и армии.

Начиная с Леонида Николаевича Карцева, все последующие главные конструкторы УКБТМ добивались технического совершенствования серийных танков в процессе их эволюционного развития, внедряя составные части по мере их отладки, без остановки заводского конвейера с максимальным сохранением унифицированных узлов и деталей. «У нас должны быть серийные мозги», — говорил В.Н. Венедиктов.

Валерий Николаевич был осторожным, предусмотрительным и дальновидным человеком. Все тщательно просчитывал и взвешивал. Поэтому, наверное, говорили о высокой интуиции главного конструктора. Ему не были свойственны скоропалительные решения. Введению в серийное производство новых узлов предшествовали расчеты, испытания, подтверждающие надежность и эффективность новых конструкций. Иногда количество таких испытаний достигало астрономических значений. Так, например, отработка элементов проточной части входного направляющего аппарата (ВНА) вентилятора системы охлаждения и подтверждение достигнутого положительного результата по настоянию Валерия Николаевича потребовало проведения 500 опытов (!). Испытания проводились на комплексном стенде МТО танка Т-72 в СКВ «Турбина», на аэродинамическом стенде в УКБТМ, моделирующем условия работы вентилятора в натурном МТО, и в условиях натурного танка. Но осторожность главного конструктора сочеталась с несокрушимой волей, когда путь решения проблемы был выбран. На этом пути его остановить уже никто не мог. Неоднократно мы с Венедиктовым возвращались к вопросу о возможном сотрудничестве с главным конструктором харьковского моторного завода, который приглашал нас к альянсу. Но после долгих раздумий Валерий Николаевич в конце концов закрыл эту тему.

Это решение он принял задолго до развала страны, идя наперекор «главному танкисту страны» — Начальнику ГБТУ МО РФ Ю.М. Потапову, который считал, что единым танком страны должен быть украинский Т-80УД, оснащаемый двухтактным дизелем 6ТД. В этом Потапову удалось убедить даже секретаря ЦК КПСС Л.Н. Зайкова. На совещании с участием Зайкова и Потапова была принята резолюция о производстве всеми танковыми заводами СССР единого танка Т-80УД(!).

Что было бы сегодня с отечественным танкостроением, если бы не прозорливость (или интуиция) Главного. Не было бы двигателей для российских танков, да и самих танков, возможно, тоже.


Доклад В.Н. Венедиктова руководству Свердловского обкома КПСС о перспективах танка Т-72. Сидят за столом: Б.Н. Ельцин (первый слева) — второй секретарь обкома; Я.П. Рябов (второй слева) — первый секретарь обкома; И.Ф. Крутяков (четвертый слева) — директор Уралвагонзавода.

До занятия Венедиктовым поста главного конструктора в КБ была убогая экспериментальная база. Мотористы убедили Венедиктова в необходимости оснащения опытной базы первоочередными стендами: для испытаний воздухоочистителей (появилась также лаборатория приготовления пыли), подогревателей, проведения аэродинамических исследований вентиляторной системы охлаждения с имитацией натурных условий на входе, выходе из рабочего колеса, а также внутри улитки. При участии нашего предприятия в СКВ «Турбина» (г. Челябинск) был создан уникальный комплексный стенд, состоящий из натурного моторно-трансмиссионного отделения танка Т-72, на котором было выполнено около 100 сложнейших научно-исследовательских работ. В то время подобными стендами не располагало ни одно предприятие отрасли.

К нашим работам был подключен также Центральный аэрогидродинамический институт им. Н.Е. Жуковского (ЦАГИ).

Валерий Николаевич с привлечением большой группы исследователей и конструкторов скрупулезно анализировал результаты экспериментов и испытаний и всегда ставил новые задачи. Главное внимание он все-таки уделял натурным испытаниям. В те годы была возможность проводить климатические, дорожные, высотные испытания танков в различных регионах СССР.

Укоренившийся в КБ стиль работы требовал от ведущих специалистов запредельной продолжительности трудового дня. Пример усидчивости демонстрировал сам главный конструктор, ежедневно работая до 20—21 часа. Известен случай, когда телефонный звонок одного сотрудника с поздравлением Нового Года застал Валерия Николаевича в его кабинете за 15 минут до полуночи. К праздничному столу он все-таки успел, спасибо водителю.

За разработку и внедрение в серийное производство танка Т-72 и его модификаций «Уральское КБ транспортного машиностроения» в 1986 г. было награждено орденом Октябрьской Революции (первый орден Ленина КБ получило в 1944 г. за выдающиеся заслуги в создании танка Т-34). Большая группа работников УКБТМ была награждена государственными наградами. Ряд специалистов получил Государственные премии СССР, а также почетные звания «Заслуженный конструктор РФ» и «Заслуженный машиностроитель РФ». Группе молодых специалистов было присуждено звание «Лауреат премии Ленинского комсомола».

Валерий Николаевич сделал выдающуюся инженерно-административную карьеру. Но никто из тагильчан, кроме узкого круга лиц, не знал, что вместе с ними в одном городе, под покровом секретности, работал: - Главный конструктор головного конструкторского бюро отечественного танкостроения; - Герой Социалистического труда; - Дважды лауреат Государственной премии СССР; - Заслуженный деятель науки и техники; - Кавалер многих государственных наград СССР и «медали Дружбы» КНР; - Обладатель Почетного оружия министра обороны СССР; - Генерал-лейтенант-инженер.

В 1987 г. Валерий Николаевич оставил пост главного конструктора, обосновав свой уход на пенсию невозможностью участвовать в испытаниях танков. Он просто не мог оставаться на посту главного конструктора, руководя КБ только из своего кабинета. Утратив возможность участвовать в испытаниях своих танков, находиться «на передовой линии», Венедиктов добровольно уступил место главного конструктора достойному продолжателю своих дел — В.И. Поткину.

Проработав еще год ведущим конструктором в отделе двигателей, он завершил свою «командировку» в Нижний Тагил, не «дотянув» одного года до юбилейных 40 лет.

В УКБТМ, несомненно, был и поддерживался культ главного конструктора Валерия Николаевича Венедиктова. Но тут уместно вспомнить нашего великого писателя М. Шолохова, сказавшего по поводу критики советского вождя: «Культ был, но была и личность».

Каждый, кто работал с Валерием Николаевичем много лет, знал, что этот беспокойный человек с расшатанной нервной системой многие годы страдал неизлечимой бессонницей, а потому круглосуточно загружал свою голову решением проблем, стоящих перед руководителем крупного предприятия.

Его жизнь складывалась как у Генри Форда, которому принадлежали слова: «Если голова человека работает 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, то удача к нему приходит сама». С появлением в СССР, а потом и в национальных армиях многих государств танка Т-72 Валерий Николаевич Венедиктов заставил говорить о достижениях отечественного танкостроения весь мир.

Но при всей своей занятости он находил время для сплочения коллектива, развития спорта и самодеятельности, организации отдыха работников и членов их семей. Многие годы считалось, что УКБТМ имеет лучшие в городе базу отдыха «Три кедра» и художественную самодеятельность.

После посещения концерта, организованного УКБТМ во Дворце культуры УВЗ, один из крупных руководителей «Уралвагонзавода», впоследствии директор омского завода транспортного машиностроения*, Герой Социалистического Труда С.А. Катык сказал: «Можно провести 3 партсобрания и 10 индивидуальных бесед — они не сделают для сплочения коллектива столько, сколько один такой концерт».

В это время всех работников УКБТМ объединяла небывало высокая патриотическая цель — создание танка, превосходящего по всем показателям Т-64 и Т-80, опекаемые высшим руководством страны. Валерий Николаевич был чрезвычайно горд и взволнован, когда после одной из праздничных демонстраций специалисты КБ и опытного цеха пришли в УКБТМ и заняли свои рабочие места без приказаний и убеждений.

Мы выстояли! В этом году исполняется 35 лет с начала серийного производства легендарного танка Т-72 на Уралвагонзаводе.

Если восстановить в памяти все стороны общения В.Н. Венедиктова с окружающими его людьми, то, конечно, можно вспомнить, что он был разным и по житейским категориям не идеальным, иногда несправедливым и даже нетерпимым. На него обижались, но ему прощали все. Видели — Главный сам работает на износ.

В.Н. Венедиктов всегда сожалел, что после ухода на пенсию переехал с женой в Челябинск.

Но его последнее желание — вернуться в Нижний Тагил — осуществилось.

30 ноября 1995 г. жители Нижнего Тагила лишились одного из лучших своих граждан, широко известного в военных кругах всего мира и почти неизвестного в городе, где прошла его трудовая и славная жизнь.

4 декабря Валерий Николаевич Венедиктов навечно упокоился в тагильской земле.

Он поставил на крыло лучший отечественный танк, развитие которого не остановится.

Э.Б. Вавилонский Иллюстрации


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Регистрация для внесения изменений не обязательна
Поделиться: