Дукельский Алексей Маркович

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск
Дукельский Алексей Маркович. Фото из Архива Музея архитектуры и дизайна УрГАХУ (Екатеринбург)


Дукельский Алексей Маркович (9.06.1909, Киев — 15.01.1938, Свердловск)

Уральский архитектор (Свердловск, Магнитогорск)

Репрессирован 3 октября 1937 г.

Расстрелян 15 января 1938 г. по обвинению в участии в контрреволюционной организации правых в Уральском военном округе и срыве строительства здания Штаба УралВО в Свердловске.

Реабилитирован 3 октября 1957 г.


Алексей Маркович Дукельский родился в 1909 году в Киеве в семье преподавателя химической технологии, профессора Киевского политехнического института, приват-доцента Киевских высших женских курсов (университета Святой Ольги) Дукельского Марка Петровича (1875—1956) и Дукельской Наталии Евгеньевны (1876—1957, в девичестве — Корш) — внучки известного журналиста Валентина Фёдоровича Корша

В 1915—1920 годах жил в Воронеже, где отец Алексея руководил кафедрой технологии и переработки сельскохозяйственных продуктов в новом, учреждённом в 1912 году, Воронежском государственном аграрном университете имени императора Петра I. После развода родителей в 1924 г. переехал вместе с матерью и старшим братом Владимиром в Петроград.


Ленинград. Академия художеств. Гипромез. Первые проекты. Магнитогорск

В 1927 году поступил в Высший художественно-технический институт (ВХУТЕИН, бывшая Императорская Академия художеств). После реорганизации в институте и упразднения архитектурного факультета в 1930 году был переведён в Ленинградский Институт коммунального строительства (ЛИКС, бывший Институт гражданских инженеров, ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет). Окончил его в 1931 году. Институт в том же году получил новое название: Ленинградский институт инженеров коммунального строительства (ЛИИКС).

ММК. Контора доменного цеха (старая диспетчерская)

А.М. Дукельский начал работать самостоятельно в 1930 году, во время учёбы. В составе творческого коллектива ленинградского Гипромеза, руководил которым в те годы будущий (в 1933-37 гг.) директор Магнитогорского металлургического завода Завенягин Авраамий Павлович, Алексей Маркович проектировал вспомогательные цеха этого завода (механический и электромеханический) и контору доменного цеха. Сохранилось упоминание, что в конторе — 5-этажном административно-бытовом корпусе — размещалась, в частности, первая редакция заводской газеты "Доменщик" ("За металл"). Сегодня рабочие ММК называют её "старой диспетчерской" [1]

На городской территории недалеко от завода, на "пригорке НКВД", по проекту Дукельского и под руководством более опытного архитектора Ивана Павловича Антонова, был построен клуб ОГПУ. В 1940-м Наркомат внутренних дел передал клуб заводу, цеху железнодорожного транспорта. Там, в клубе ЖДТ, проводились, например, первые репетиции драматического театра (ТРАМ). В 1953 г. при расширении Магнитогорского завода и переносе улицы Кирова, вместе с другими бараками 1930-х годов, клуб был снесён. Краевед Ю. Писаренко в статье "Сохраним память отцов" ("Магнитогорский рабочий", 6.08.1991 г.) упомянул, что "здание было оригинальное"[2]. Но, вероятно, сам проект был упрощённым, экономным, не выдержал испытаний времени, устарел морально, а с переносом центра города на правый берег реки Урал, был заброшен и забыт.

Дукельский принимал также участие в планировке города Петровска-Забайкальского (до 1926 г. — Петровский Завод). Необходимость проектирования соцгорода возникла при реконструкции старого (открытого в 1789 г.) железоделательного завода и строительстве нового ("Чуглит").


Свердловск. Парк культуры и отдыха

В 1931 году А.М. Дукельский по распределению переезжает в Свердловск, где в отделе Горкомхоза была создана дирекция строительства образцового парка культуры и отдыха Большого Свердловска. Архитектурно-планировочную группу возглавил Соколов Вениамин Дмитриевич, а главным инженером назначили молодого архитектора Дукельского. В работе над проектом парка, как пишут авторы в пояснительной записке, широко использовался опыт Ленинграда и Москвы. Проект и функциональная схема парка были одобрены московской комиссией в августе 1933 года. Предлагалось "разместить на 1440 гектарах парка несколько тематических секторов: ближе к входу — зрелищное ядро парка с аттракционами, вдоль аллей — выставочное пространство, сами аллеи приводят на поле массовых действ и в сектор оборонной работы; в глубине парка — летний театр и эстрада, территория тихого отдыха; вдоль берега реки — физкультурные площадки и отдых на воде, в наибольшем удалении от входа — обширное пространство для детского отдыха и оздоровления" [3]. Все вместе они должны были обеспечить отдых для 150 тыс. человек в день. "Продвигаясь от "площади прибытия" по "магистралям" парка в его глубину посетитель тренирует своё эстетическое чувство, созерцая ясность и лаконичность планировки, наращивает политическую грамотность, ознакомляясь с выставками на злобу дня, может тренировать своё тело на физкультурных площадках и стрельбище, осваивать нормы городской культурности в театре, кино, на танцплощадке или буфете".

Открытие парка 18 июня 1933 года было подробно описано в свердловской прессе [2]. По оценкам журналистов, в парке присутствовало 20 тысяч человек [4], с некоторых предприятий рабочие приходили целыми коллективами. Для посетителей были организованы игры, гуляния, танцы под баян, пение большого импровизированного хора, катание на лодках к островам или к другому берегу пруда, можно было посетить читальни и столовую. Пресса подвергла критике столь традиционную (и не всегда гладкую) организацию отдыха горожан в новом парке: "Разработанный В.Д. Соколовым и А.М. Дукельским проект тематически организованного пространства, нагруженного задачами формирования новой городской культуры и советского субъекта, обернулся воспроизводством привычных для горожан форм отдыха в парке — только на новой территории" [5]

Свердловский ЦПКиО проектировался как эталонный парк Уральской области. 17 января 1934 года Уральская область была ликвидирована, финансирование Свердловска сократилось, строительство многих "столичных" объектов было свёрнуто или удешевлено. Также 1934 год стал переломным для советской архитектуры: происходит поворот от авангардного стиля конструктивизма к неоклассике. Эти обстоятельства вместе обрекают проект свердловского ЦПКиО на забвение — он разработан для несуществующей административной единицы (Уральская область) и выполнен в потерявшем актуальность архитектурном стиле (конструктивизм). А.М. Дукельский сетует: "Обычная картина — проект, разработанный в достаточно сжатые сроки, долго ждёт того момента, когда он будет осуществляться. Этот разрыв крайне болезненно отражается на работе, так как создаётся впечатление, что многие проекты ещё долго будут ждать своей очереди" [6]

В итоге, летом 1934 года парк мог предложить горожанам только солнце, чистый воздух, сосны, пруд, танцевальную веранду и три аттракциона — то, что не требовало значительных финансовых затрат. А по оценкам журналистов "посетителей парка было так много, что предлагаемые формы досуга оказывались почти недоступными: на одного человека приходится одна тысячная часть лодки, на каждые 10.000 — один аттракцион" [7]. В 1936 году была построена деревянная арка центрального входа, открыты кинотеатр и летний цирк — от первоначального проекта остались лишь разрозненные элементы [2]

Существует версия, что парк получил имя В.В. Маяковского уже при открытии, которое было приурочено к 40-летию поэта и 5-летию посещения им города. Однако свердловские журналисты 1933—1934 гг. не называли тогда парк именем В.В. Маяковского.


Семья

Фото архитектора Дукельского А. М. и его первой жены перед отъездом в Свердловск

Алексей Маркович в 1927 г. познакомился с Ксенией Юрьевной Стравинской (1906—1979), дочерью архитектора Юрия Фёдоровича Стравинского, и в 1931-м женился на ней вопреки воле всех родственников [8]. Ксения Юрьевна — архитектор, автор книги воспоминаний (1978 г.) о дяде — композиторе Игоре Стравинском, рассказывала, что Алексей "мог бы стать одним из крупнейших архитекторов нашей страны, так как его яркий талант был всеми отмечен. По характеру он всегда был старше своего возраста, что ясно сказывалось в семейных делах. Он невероятно быстро читал, буквально переворачивал страницу за страницей". Проверив, Ксения Юрьевна убедилась, что он почти дословно повторил прочитанный текст.

Алексей Дукельский с женой Ксенией и дочерью Алёной

Для рождения дочери Елены (07.10.1932 — 30.07.2015) Ксения Стравинская уезжала в Ленинград, затем вернулась в Свердловск. Вскоре к семье присоединилась и мать Алексея, Наталия Евгеньевна Дукельская (1876—1957), которая занялась воспитанием внучки. Алексей Маркович мало интересовался маленькой дочкой, поэтому у Алёны (так её называли в семье) не осталось конкретных воспоминаний о нём: "Отец утверждал, что когда я вырасту, он будет дружен со мной, но, как известно, этому не суждено было исполниться".

"Мои родители интересовались всеми культурными новинками, часто ходили в театры, на концерты и т. д. Дукельские получили трёхкомнатную квартиру на улице Вайнера, 9а — в Доме специалистов, построенном в 1928 году по проекту архитектора Владимира Дубровина. Позднее это здание станут называть "Дом горсовета № 5", "Дом-коммуна", а возведённые с некоторой задержкой дома из этого комплекса — по Банковскому переулку № 8 и 10 (архитектор Г.А. Голубев) — "Дома специалистов № 1 и 2" соответственно. Начало их строительства курировал и Алексей Маркович, буквально — выходя по утрам на работу.


Свердловск. Театр музкомедии

8 июля 1933 года по инициативе секретаря Уральского обкома партии Ивана Дмитриевича Кабакова открылся Свердловский театр музыкальной комедии. Первоначально здание, построенное в стиле модерн в 1915 г. по проекту К.Т. Бабыкина, было предназначено для Коммерческого собрания: с игральными залами, столовой, буфетом и большим зрительным залом. Уже тогда в нём выступала оперная труппа. После революции здание отреставрировали, разместили Дом Октябрьской революции, затем - непродолжительное время - Театр рабочей молодёжи (ТРАМ) и клуб строителей. Соседнее строение занимал кинотеатр "Лоранж", получивший название "Совкино". Требовалась серьёзная реконструкция. По проекту А.М. Дукельского были выполнены новые фасады.


Жилой дом для работников Аффинажного завода

В связи с разукрупнением Уральской области, сокращением ряда проектных организаций, работавших на Большой Урал, в Свердловске при облисполкоме были организованы архитектурные мастерские № 1 и № 2. Руководитель мастерской № 1 Вениамин Дмитриевич Соколов пригласил А.М. Дукельского к себе, где с 1934 по 1937 год Алексей Маркович выполнял ряд крупных работ. Так по проекту Соколова-Дукельского был построен 5-этажный кирпичный полнометражный жилой дом для работников Аффинажного завода (ОЦМ) по улице Ленина, 13а, сданный в 1937 году. В доме имелись как скромные 2-комнатные квартиры площадью 41-44 м², так и большие четырёхкомнатные — 85-87 м².


Здание жилтоварищества "Сталинец"

На улице Ленина (после 1962 г. — проспект Ленина), 81/83, также по совместному проекту с В.Д. Соколовым и В. Дрожжиным, возводится здание жилтоварищества "Сталинец", занимающее по длине квартал от улицы Мичурина до улицы Восточной. Построенный зигзагообразный четырёхэтажный жилой 100-квартирный дом имел ось симметрии север-юг, что способствовало лучшей освещённости помещений. Тогда это воспринималось архитекторами как правило гигиены современного жилья. Убранство фасада дома было решено в лаконичной манере — с использованием некоторых элементов классицизма, как например отделка углов выступающих частей здания "под руст", разрезка отдельных частей фасада на картины. Большое внимание было отведено озеленению двора и всей территории застройки: деревья и кустарники опоясывали фасад всего жилого комплекса. Внутри двора был установлен декоративный фонтан с небольшим бассейном. В доме было размещено несколько магазинов и парикмахерская. Квартиры получились разными, от трёх до пяти комнат, но все они были отдельными. Коммунальных квартир не предполагалось изначально.

При заселении жильцы порадовались большой полноценной кухне, санузлу с ванной, горячему и холодному водоснабжению, высоким потолкам и большим окнам. На каждой площадке располагалось по две квартиры. Жилой комплекс "Сталинец" стал одним из немногочисленных в Свердловске домов, которых по сегодняшним меркам можно было бы смело отнести к разряду элитного жилья. А по тому времени он был недосягаемой мечтой для тысяч горожан [13]. Норма жилья в 1932 году в Свердловске составляла 4,2 квадратных метра.


Свердловское отделение Союза архитекторов СССР

Сохранились упоминания и о других творческих работах Дукельского: жилые дома для работников профсоюза и поликлиники Уралпрофсовета, неосуществлённый проект наружного оформления фасадов гостиницы "Большой Урал", внутренняя отделка клуба строителей.

В 1930-х годах сразу за улицей Восточной начиналась поросшая лесом сырая болотина, постепенно переходившая в сухой ягодный лес. В этом лесу, к северу от строящихся корпусов Уральского политехнического института планировалось построить Уральский филиал Академии Наук (УФАН). Был объявлен открытый конкурс, который привлёк внимание многих архитекторов, архитектурных мастерских, проектных институтов. За короткий срок в 1934 г. поступило 17 проектов. В результате обсуждения ни один проект не был принят как полностью удовлетворительный, но победителями конкурса был признан творческий дуэт В.Д. Соколова и А.М. Дукельского. Однако вскоре от строительства пришлось отказаться из-за отсутствия финансирования.

За творческие достижения в 1935 году молодой одарённый архитектор был избран членом правления Свердловской организации Союза советских архитекторов, а в 1936 году - её ответственным секретарём. Алексей Маркович - участник I съезда архитекторов СССР (16 — 26 июня 1937 г.), на котором его выбрали членом Центрального правления Союза архитекторов.


Дворец пионеров

Фото Дукельского А. М. и второй жены
Свидетельство о браке Дукельского А. М. и Абатуровой Н. П. Из архива семьи Лисицыных — Дукельской Н. П.

Одна из крупных работ Алексея Марковича - реконструкция интерьеров особняка Харитонова - Расторгуева (Фото Митрохиной Марины. Июль 2015г.) под Дворец пионеров и школьников (совместно с архитекторами В.В. Емельяновым и Л.В. Шишовым). Безусловно, это — самое красивое и выдающееся строение, но после национализации (фото 1930-х гг. из собрания Л.Злоказова) и передачи в аренду Уральскому коммунистическому университету (в 1924 г.) усадьба пришла в упадок. В 1936 году особняк вместе с садом передали в бессрочное пользование Дворцу пионеров, и в 1937 году началась очередная реконструкция, включавшая в себя частичную перепланировку основных построек, расширение второго флигеля и бывших служб, что повлекло за собой снос аркады парадного двора и изменение облика дворовых фасадов зданий. Одновременно в помещениях заменили печное отопление с дымоходами внутри стен на центральное. Изменили навесы высоченных дверей для лёгкого открывания их детьми. Даже электропроводку сделали скрытой – невероятная роскошь в те времена. Тогда же была проведена и частичная перепланировка сада с сооружением дополнительных малых архитектурных форм.[9] Для работы над интерьерами по инициативе Дукельского пригласили художников из Палеха [2]. Они оформили Пушкинскую комнату, Комнату сказок - в год 100-летия со дня смерти поэта.

В мае 1937 года Алексей Маркович познакомился с Надеждой Петровной Абатуровой (в девичестве Лукиной; 26.07.1913 — 14.08.1981), учителем физики и математики школы № 2 им. И.Тургенева (ул. Вайнера, 2), назначенной Свердловским обкомом ВЛКСМ директором Дворца пионеров [10]. 26 сентября они зарегистрировали брак в Сталинском районном ЗАГСе Свердловска. Первая жена Алексея, Ксения Стравинская, тяжело переживала развод, на лето вместе с дочерью уезжала в Ленинград к своим родителям. А вскоре после её возвращения Алексея Марковича арестовали, буквально — через неделю после регистрации второго брака.


Комплекс зданий Штаба УралВО

Здание Штаба УралВО (ныне — Центрального военного округа)

Одной из самых престижных и, к сожалению, последних работ А. М. Дукельского стал комплекс жилого и служебного комбината Уральского военного округа (УралВО) — военный городок № 17. В архиве ГАСО сохранился снимок 1935 года с самолёта, на котором видна стройплощадка будущего Штаба УралВО (слева - городок чекистов). В 1935 году в Свердловске был воссоздан УралВО. Мастерской № 1 Свердлоблисполкома в сжатые сроки поручили разработать проект комплекса, в который должны входить здание штаба для осуществления оперативной работы и жилые дома для офицерского состава. На должность главного архитектора Управления строительством штаба УралВО утвердили А.М. Дукельского, но работу он выполнял под кураторством В.Д. Соколова. В коллектив архитекторов входили Александр Иванович Вилесов, А.В. Десятков, Д.Н. Козяев, Артур Густавович Нейфельд. Сам же А.М. Дукельский с коллегами проектировал жилые здания.

Объёмно-пространственная композиция комплекса УралВО была построена на пяти различных по типологии и этажности объектах: 4-этажном П-образном в плане здании штаба, расположенном вдоль квартала по улице Ленина; двух Г-образных корпусах, расположенных параллельно вдоль улиц Кузнечной и Бажова; а во внутреннем дворе комплекса А.М. Дукельский разместил столовую и спортзал.

Центром комплекса является здание Штаба (проспект Ленина, 71), возведённое в подчеркнуто крупном масштабе. Оно объединено с двухэтажным зданием столовой переходами и образует с ними замкнутую прямоугольную композицию с внутренним двором в центре. Здание Штаба смещено от красной линии улицы в глубину квартала. Перед главным фасадом разбит сквер с оградой из чугунных цепей, укреплённых на невысоких чугунных столбиках. Фасады украшают дорические портики на высоких рустованных цоколях в виде арок из грубо сколотых брусьев розового челябинского гранита. Композиционным центром главного фасада является ризалит с сильно выступающим 6-колонным портиком, опирающимся на аркаду, завершённый тяжелым фронтоном типа аттика с бетонным рельефом на тему вооружения Красной армии, выполненным по эскизу А.М. Дукельского.

Фронтон здания Штаба УрВО (проект Дукельского).jpg

В этом рельефе самолет АНТ-20 "Максим Горький" - гордость советского авиастроения - летит в сопровождении истребителей И-5 (автор использовал конкретную фотографию 1935г.) над так и не построенным Дворцом Советов и фантастическими танками. Изображение самолета АНТ-20 изменено: на крыльях вместо шести двигателей - 4, как у тяжёлого бомбардировщика ТБ-3 (АНТ-6), похожего по силуэту на АНТ-20. Возможно, это связано с тем, что "Максим Горький" разбился в 1935 году, и при создании рельефа в 1937-м автор сознательно пошёл на подобное искажение. Плакатную чрезмерность Дукельский посчитал оправданной: гигантский самолет, грандиозный Дворец Советов (огромное многоярусное здание с обилием колонн, увенчанное статуей В. И. Ленина, проектная высота всего сооружения 495 м.), огромные танки — настоящий гимн военной мощи СССР. При этом ромбовидные формы танков казались ему предпочтительнее, нежели силуэт реального советского пятибашенного танка-гиганта Т-35 (вес 50 т, высота 3,4 м.). Возникший благодаря авторской фантазии образец имеет выразительно-рельефные детали: гусеницы с катками, лестницы, заклёпки на броне и сложные по форме башни. Расходящиеся веером от основания Дворца Советов рельефные лучи объединяют всю композицию, а дым от дружного залпа танковых пушек образует декоративные облака. Возникает причудливая смесь академических традиций и приемов ар-деко, плакатной описательности и сюрреалистичности образов, тяга к реалистической точности и к орнаментальности [11]. Бетонный рельеф, как и весь комплекс зданий, был завершён в 1940 году, уже после гибели автора.

Архитектурный облик двух жилых корпусов (ул. Кузнечная, 41 и Бажова, 78) был решён на использовании принципов жилой архитектуры конструктивизма с элементами неоклассицизма. Занимаясь проектом жилых зданий, А. М. Дукельский с коллегами разработал «определённый тип жилой ячейки, более совершенный, чем тот, который был до этого в практике Свердловска». Он отличался, во-первых, большими по площади прихожими, во-вторых, наличием помещения для прислуги-домработницы (чего не было в советской архитектуре с 1918 года) и, в-третьих, на планах квартир офицерского состава дана примерная расстановка мебели в комнатах — своеобразная подсказка хозяевам квартир.

Комплекс УралВО на различных совещаниях строителей и архитекторов отмечался как образцовый для того периода времени, и в настоящее время является памятником истории и культуры федерального значения.


Производственная характеристика на Дукельского А. М.

7 августа 1937 года на одном из заседаний правления Свердловской организации Союза советских архитекторов Алексей Маркович Дукельский как активный и грамотный зодчий был рекомендован на вакантную должность главного архитектора одного их городов страны. Характеристику, направленную в Главное архитектурно-планировочное управление Наркомата коммунального хозяйства СССР, составили члены правления Сигизмунд Владиславович Домбровский и Георгий Александрович Голубев. Положительную личную характеристику дал и В.Д. Соколов, который работал вместе с Дукельским более пяти лет в различных проектных организациях: "Я поручал ему проектирование самых ответственных объектов: здание УФАНа, Управление штаба УралВО и другие. К порученному архитектор Дукельский А. М. относился всегда вдумчиво и серьёзно и ярко выявил свои творческие способности при решении различных архитектурных задач…".

К сожалению, после ареста Алексея Марковича (3 октября 1937 г.) коллеги были вынуждены отказаться от своих слов. Винить их в этом нельзя: они сохранили и свои жизни, и память о Дукельском, и завершили его главный проект — комплекс Штаба УралВО. На заседании областного правления 10 октября 1937 г. Дукельского, как разоблачённого врага народа, исключили из Союза архитекторов, из членов Свердловского правления ССА и "просили" исключить из Всесоюзного правления. Сохранился протокол № 19 этого заседания: "Вопросы критики и самокритики в работе правления не имеют большевистской остроты и понимаются неправильно. Существует либеральное взаимоотношение между членами правления, аполитичность, притупление бдительности и беспечность. Совершенно отсутствовала проверка исполнения и контроль за работой отдельных членов. Бывший ответственный секретарь правления Дукельский А.М., будучи тесно связан с врагами народа Кабаковым, Головиным и др., являясь их агентом в проведении подрывной работы на идеологическом фронте на Урале, двурушничая и скрывая своё настоящее лицо врага народа, проводил свою гнусную работу и в правлении, сознательно приводя её к развалу, пользуясь политической слепотой и доверчивостью отдельных членов правления" [12]. В акте ревизионной комиссии от 13 октября указано, что "Дукельский замял разбор дела о враге народа Замихровиче, не использовал факт его ареста для активизации работы в Союзе и не акцентировал внимание членов Союза на вопросе повышения политической бдительности, фактически взяв врага народа под защиту" [13]. Дукельского обвинили в срыве "показа политического и творческого лица Свердловской организации как одной из крупных организаций ССА" на съезде, так как он, "не заслушав тезисы для выступления" на заседании областного правления, "основное выступление взял на себя и сорвал его, уехав со съезда" "задолго до его окончания".

Алексей Маркович торопился с выполнением срочного и ответственного задания — строительством комплекса зданий УралВО, на первое место ставил деловые отношения и не навешивал поспешных ярлыков на товарищей. Стоит отметить, что в следственном деле № 23572 Дукельского А.М. нет показаний коллег (как нет и показаний обеих жён архитектора): ничего "полезного" для обвинения они дать не смогли.


Арест

Алексея Марковича арестовали в воскресенье 3 октября 1937 года, через 7 дней после регистрации второго брака. Постановление об избрании меры пресечения и предъявления обвинения было подписано 1 октября — с арестом явно не торопились. Попал же Дукельский в разработку НКВД ещё в марте 1937-го вместе с командующим войсками Уральского военного округа Ильёй Ивановичем Гарькавым. Комкора судили по "делу Тухачевского", 1 июля 1937-го расстреляли. Архитектора обвинили в подрывной деятельности по заданиям Гарькавого и срыве строительства Штаба УралВО как активного участника контрреволюционной троцкистской организации. В справке на Дукельского — первом документе в уголовном деле — упоминаются показания Каменева В. П. от 28 марта 1937 г.: "В одну из встреч в первой половине 1936 г. Дукельский мне сообщил, что он очень близок с Гарькавым, и что ему со слов последнего известно о существовании в УралВО троцкистско-террористической организации, ставящей своей целью свержение советского строя путём организации террористических актов против руководителей ВКП(б) и правительства и поражение Советского Союза в предстоящей войне".

Эти "показания", очевидно, были получены под пытками. Дукельский и Гарькавый действительно общались на этапе проектирования штаба: последний выступал в роли главного заказчика. Необходимо было оптимально распределить помещения и залы для заседаний, предусмотреть широкие и многочисленные выходы из зданий, простую и понятную коридорную систему, возможность обороны здания на случай его осады. Вероятно, в их разговорах затрагивалась и тема реформирования армии, подготовки к возможной войне. Архитектор до самого ареста дополнял, исправлял проект, а после встречи с коллегами на съезде архитекторов в Москве добавил новые идеи. Но вовсе не срывал строительства.

Следователи НКВД необоснованно дополнили дело сведениями, что Дукельский ещё "в 1927 году, учась в Академии художеств в Ленинграде, входил в контрреволюционную группу из числа студентов. В 1929-31 гг. поддерживал связь с террористом Черкасовым, от которого получал задания о создании террористической группы". В итоге, через полтора месяца пребывания в тюрьме Алексей Маркович признаётся, что "в конце 1935 года, будучи секретным сотрудником госбезопасности, был вовлечён в троцкистскую организацию и скрыл это, чтобы не навлечь подозрения". Архитектор на военном объекте обязан был дать подписку о неразглашении государственной тайны, в которой имелся пункт о своевременном информировании органов УГБ о любых подозрительных лицах, интересующихся данным объектом. Дукельский ничего не сообщил. Из этого органы сделали вывод, что он сам является террористом и подлежит суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР по статье 58, пункты 7, 8, 11 УК РСФСР. Общий "Список лиц, подлежащих суду Военной Коллегии» по всей стране и Свердловской области в частности, подписанный начальником 8 отдела ГУГБ НКВД старшим майором госбезопасности Цесарским В.Е. и от правительства: " Жданов — за. Молотов, Каганович, Ворошилов. 3 января 1938 года", сохранился в архиве Администрации Президента РФ. Среди осуждённых по первой категории (расстрел) под номером 16 фигурирует Дукельский Алексей Маркович. Приговор закрытого заседания выездной сессии Военной Коллегии ВС СССР в Свердловске, составленный 15 января 1938 года секретарём, военным юристом 3 ранга Шапошниковым Н.И., и подписанный председателем — дивизионным военным юристом Горячевым А.Д. и членами — бригадными военюристами Преображенцевым С.В. и Алексеевым Г.А., "окончательный и на основании постановления ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года подлежит немедленному исполнению".

Дукельского расстреляли 15 января 1938 года. В этот же день арестовали и его жену, Надежду Петровну, пришедшую по вызову в НКВД для дачи новых показаний. Её приговор — при отсутствии вещественных доказательств и признания себя виновной — 5 лет исправительно-трудовых лагерей без поражения в правах как члена семьи изменника родины [14]

Реабилитация

Справка о реабилитации Дукельского А. М. от 6.02.1958

3 октября 1957 года, ровно через 20 лет после ареста, Военная Коллегия Верховного Суда СССР, в составе председательствующего — полковника юстиции Цырлинского, членов — полковника юстиции Жилина и подполковника юстиции Санжаревского, определила: "приговор от 15 января 1938 г. в отношении Дукельского Алексея Марковича по вновь открывшимся обстоятельствам отменить и дело производством прекратить за отсутствием состава преступления". На Мемориальном комплексе жертв политических репрессий 1930-50 гг. "12 километр" близ Екатеринбурга — предполагаемом месте захоронения — установлены 3 памятные доски (фото одной из них) на разных стелах (списки оказались дублирующими) с фамилией "Дукельский А.М. (1909—1938)".


Семья Дукельского А. М.

1) Дукельский Марк Петрович (1875—1956) — отец, профессор кафедры общей химической технологии ряда институтов Киева, Воронежа, Москвы. Доктор химических наук с 1936 г. Награждён орденом Трудового Красного Знамени (1946 г.)

2) Дукельская Наталия Евгеньевна (1876—1957; в девичестве Корш) — мать, домохозяйка

3) Дукельский Владимир Маркович (1900—1983) — старший брат, доктор физико-математических наук, основатель школы физики атомных столкновений, лауреат Ленинской премии 1972 г.

4) Попова Наталия Марковна (Дукельская, 1902—1990) — сестра

5) Стравинская Ксения Юрьевна (1906—1979) — первая жена, архитектор Свердловска и Ленинграда, автор книги "О И. Ф. Стравинском и его близких родственниках" (1978 г.)

6) Стравинская Елена Алексеевна (при рождении Дукельская; 7.10.1932 — 30.07.2015) — дочь, кандидат химических наук с 1973 г., сотрудник Института озероведения АН СССР, награждена медалью "За трудовую доблесть" (1986 г.)

7) Дукельская Надежда Петровна (26.07.1913 — 14.08.1981; в девичестве Лукина, в первом браке Абатурова, в третьем браке Тихомирова) — вторая жена, преподаватель физики и математики в школах Перми и Свердловска, врач в посёлке Осетрово (Усть-Кут, Иркутская обл.) и городе Краснокамске (Пермский край)


Использованные источники:

1) Смирнов Л. Н. «Петербургский след в архитектуре конструктивизма Екатеринбурга». Екатеринбург, Архитектон, 2015 г.

2) Е.С. Кочухова, Е.И. Рабинович. "Культурно-политический комбинат под открытым небом: Центральный парк 1930-х VS клубные сады 1920-х. Случай Свердловска" / Лабиринт. Журнал социально-гуманитарных исследований № 2 / 2015г.
  1. Кирилл Кубышкин. Сведения о "старой диспетчерской" Магнитогорского металлургического комбината. Переписка в соцсети (2016г.)
  2. Сергей Игнатьев, Сергей Ауц, Александр Песоцкий. Воспоминания о клубе НКВД (г. Магнитогорск). Переписка в сети Интернет (2016-17гг.)
  3. Лунц Л. "Парки культуры и отдыха городов-новостроек" / "Архитектура СССР", 1934г. С.27.
  4. «20 тысяч трудящихся Свердловска — на открытии парка культуры и отдыха» / «Уральский рабочий», 1933 г. 20 июня
  5. "Парк культуры и отдыха сделать образцовым" / "Уральский рабочий", 1933г. 21 июня
  6. Дукельский А.М. "Внимание качеству" / "Опыт стройки". 1934г. №12, с.13
  7. "Это – парк?" / "Уральский рабочий", 1934г. 8 июля
  8. "Сведения (воспоминания) о Дукельском А.М. от Стравинской Елены Алексеевны, дочери.18.08.2006" / Архив Музея архитектуры и дизайна УрГАХУ (Екатеринбург)
  9. "Свод памятников истории и культуры Свердловской области". Т.1. "Сократ", 2007г.
  10. Следственное дело Дукельского Алексея Марковича (арх. №23572-П) / Государственный Архив административных органов Свердловской области (ГААОСО). Ф. Р-1, опись 2, ед.хр. 27569
  11. Алексеев Е.П. "Гипсовые часовые". Скульптура Урала 1930-х гг.: поиск психологизма / Уральский федеральный университет. Сер. 2, Гуманитарные науки. 2015. № 4 (145). С. 59-60
  12. Протокол №19 заседания Свердловского правления Союза Советских Архитекторов от 10.10.1937г. / ГАСО, Ф.2682, оп. 2 д.10
  13. Акт комиссии для проверки работы Правления Свердловского отделения Союза Советских архитекторов от 13 октября 1937г. в связи с арестом бывшего ответственного секретаря Правления Дукельского А.М. / ГАСО, Ф.2682, оп. 2 д. 10.
  14. Дело по обвинению Дукельской Надежды Петровны / ГААОСО, Ф. № Р-1, оп. 2, ед.хр. 22786.
Источник — «http://xn----8sbanercnjfnpns8bzb7hyb.xn--p1ai/index.php?title=Дукельский_Алексей_Маркович&oldid=168479»

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: