Исаев Алексей Михайлович

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Алексей Михайлович Исаев

Справка
Исаев Алексей Михайлович
Фамилия:
Исаев
Имя:
Алексей
Отчество:
Михайлович
Дата рождения:
24 октября 1908 года
Место рождения:
г. Петербург
Дата смерти:
25 июня 1971 года
Место смерти:
г. Москва


Биография[править]

Окончил Московскую горную академию (1932), горный инженер. Доктор технических наук (1959).

Герой Социалистического Труда (1956), лауреат Ленинской (1958) и Государственных премий СССР (1948, 1968). Награжден орденами Ленина (1945, 1956, 1961, 1968), Октябрьской Революции (1971), медалями.

В 1930—1934 гг. — один из первостроителей Магнитки (начальник буровых установок на горе Атач, конструктор проектного бюро), Днепростроя (инженер-конструктор), начальник отдела организации работ в тресте «Тагилстрой»; с 1934 г. — в ОКБ авиаконструктора В. Ф. Болховитинова: конструктор, начальник отдела двигателей; с 1947 г. — главный конструктор ОКБ по ракетным двигателям, входившего в НИИ-88 (КБ «Химмаш», г. Королев, Московской области).

Совместно с А. Я. Березняком создал и испытал на Урале 15 мая 1942 года первый ракетный истребитель БИ-1 (назван по первым буквам фамилий его конструкторов). Под его руководством КБ в 1960—1970 гг. сотрудничало с оборонными предприятия Челябинской области, серийно выпускавшими ракетную технику: Златоустовским машзаводом, Усть-Катаевским вагоностроительным заводом и другими. Под его руководством создана серия двигателей для космических кораблей «Восток», «Восход», «Союз». В ОКБ созданы двигатели и двигательные установки для ориентации, торможения и маневрирования в космосе, для стыковки «Союза» с «Апполоном», для автоматических межпланетных станций, луноходов, крылатых ракет, баллистических ракет подводных лодок и так далее.

См. также[править]

Могила Исаева А. М. на Новодевичьем кладбище в г. Москве
Мемориальная доска Исаева А. М. проспект Мира д. 180 в г. Москве

В начале 70-х годов на экраны нашей страны вышел знаменитый фильм «Укрощение огня». Его видели многие, но мало кто знал, что прототипом главного героя фильма, ракетного конструктора Андрея Башкирцева, послужил не только С. П. Королев (имя Королева приходило в голову в первую очередь), но и другой выдающийся конструктор, А. М. Исаев. Знавшие его находили в герое кинокартины знакомые черты незабвенного Алексея Михайловича. При жизни имя Исаева не афишировалось. Работы его были засекречены. И только люди, причастные к работам Алексея Михайловича, знали, что совершил этот человек. Без преувеличения можно сказать, это было подвигом. Более того — чудом… В конструкторском бюро знакомились с новым начальником. Слухи о нем ходили разные и диаметрально противоположные. Одни говорили «упрямый, вредный», другие — «душа-человек». Инженер, работавший в том КБ, вспоминал, как вдруг на его столе зазвонил телефон:

— Говорит Исаев. Зайдите, пожалуйста, ко мне.

«Иду, — рассказывал инженер, — ожидаю увидеть „сухаря“, „упрямца“. Вхожу в кабинет. Народу полным-полно. Все непринужденно беседуют. А где же Исаев, начальник, главный конструктор? Вот он. Сидит не за столом, а среди всех, верхом на стуле, оперся грудью о спинку. Говорит спокойно, шутит. Да разве мог бы „вредный человек“ так просто, дружески, разговаривать с подчиненными? Никакого апломба. А кто же о нем говорил плохо? Оказывается, тот конструктор, который вовремя не сдал чертежи и получил от Исаева выговор!»

В своем конструкторском бюро Алексей Михайлович помнил имена и отчества всех сотрудников. Был откровенным, общительным. Шуткой умел снять напряжение. Если требовалось, он сам становился за чертежную доску. Обедал в общей столовой, выстаивая, как и все, очередь. Не боялся риска и ненавидел «показуху». Любил точность и аккуратность, считая их важнейшими качествами в большом деле.

Когда полетели первые искусственные спутники Земли, Алексей Михайлович был уже признанным конструктором ракетных двигателей. Он работал рука об руку с Главным конструктором космических ракет и кораблей С. П. Королевым. Оба сразу нашли общий язык, потому что очень любили то дело, которому служили.

Пришли они к нему разными путями. Исаев шел долго и сначала не думал, что станет конструктором ракетных двигателей. Он родился в начале уходящего века. Отец его был видным юристом, деканом юридического факультета Московского университета и позже — членом Верховного суда СССР. А сын его тяготел к естественным наукам, к технике.

Строго говоря, выдающийся конструктор не имел инженерного диплома. Когда-то, в 1931 году, Исаеву выдали без защиты дипломного проекта (такое в то время было принято) удостоверение — бумажку об окончании Московской горной академии. Бумажку эту он утерял и жил, на деле доказывая свое высшее образование.

Горное дело его не увлекло. Уехал на стройку огромного металлургического комбината и тоже не удержался там. Потом строил завод на Днепре. Менял города: Москва, Магнитогорск, Нижний Тагил, снова Москва. Хотел даже отправиться в Арктику, на Шпицберген.

Его упрекали в несерьезности, в «охоте к перемене мест». А он искал дело, которое захватило бы его целиком. «Я не могу сидеть, — писал молодой Исаев своему другу. — Точно меня кто-то гонит! Что может меня остановить? Мягкая женская рука, которая ляжет мне на плечо? Вряд ли! Меня бы остановило дело, работа. Обязательно очень большая».

Об авиации тогда, в тридцатые годы, говорили все. Героев-летчиков знали так, как в наше время знают космонавтов. «Заболел» авиацией и Алексей Исаев. Шутливо писал он одной из своих приятельниц: «Кроме тебя (конечно, неизмеримо меньше, но все-таки), меня привлекает авиация. Завтра пойду в Главное управление авиапромышленности и поговорю».

Однако попасть на авиационный завод для него, горного инженера, оказалось делом нелегким. Его просто не хотели брать. Что было делать? И тогда Исаев написал директору авиационного завода письмо. Он просил поверить ему. «Одного года мне будет достаточно, — заверял Исаев, — чтобы стать авиаинженером».

Директор оказался чутким человеком. Он распорядился принять Исаева на работу. Не прошло и года, как Алексей Михайлович стал замечательным авиаконструктором. «Осуществилась моя мечта — заняться авиацией, — писал он друзьям в Нижний Тагил. — Я нашел дело, с которого не сойду!» Работу он выполнял сложную, ответственную. И уже в те годы, перед войной, впервые столкнулся с реактивной техникой. Однажды к Исаеву подошел молодой конструктор Александр Березняк и предложил сделать истребитель-перехватчик с ракетным двигателем.

Занимались они своим необыкновенным самолетом в свободное от основной работы время. В те времена, казалось, большой необходимости в подобной машине нет. Когда же разразилась война, на истребитель Березняка и Исаева, сокращенно «БИ», посмотрели совсем другими глазами. Им предложили срочно сконструировать такую боевую машину.

Скоро, однако, выяснилось, что создать ее куда сложнее, чем надеялось начальство. Камнем преткновения был ракетный двигатель. Надежность его еще оставалась мечтой. И никто не знал, как разрешить эту трудную проблему.

Строился «БИ» на Урале. Двигателем (топливом ему служили керосин и азотная кислота) занимался сам Исаев. Один из его сотрудников вспоминал: «Работал Алексей Михайлович, как все большие изобретатели, не считаясь со временем. У него не было ни дней, ни ночей».

История ракетного «БИ» хорошо известна. Он совершил шесть испытательных полетов, а седьмой 27 марта 1943 года на скорости более 800 километров в час закончился катастрофой. Истребитель круто спикировал, врезался в землю и взорвался. Погиб его испытатель, летчик Григорий Бахчиванджи. С тех пор ракетные двигатели навсегда вошли в жизнь Алексея Михайловича. И он со своими единомышленниками совершил, казалось бы, невозможное. Ценой тяжкой, упорной, рискованной работы удалось создать достаточно надежный ракетный двигатель для самолета, а затем и двигатель для ракет. Исаев оказался очень кстати, когда в его КБ поступил заказ от Сергея Павловича Королева. Началась работа на космос. Требовалось разработать «контрракету» — тормозную двигательную установку для космического корабля. Она должна была затормозить движение корабля-спутника и заставить его сойти с орбиты. Отказ тормозного двигателя (единственного на корабле!) мог привести к гибели космонавта. Во время полета Юрия Гагарина Алексей Михайлович находился на космодроме Байконур. Все переживали в те минуты. Исаев был обречен переживать чуть ли не до конца полета. Участник тех событий профессор Б. Викторов вспоминал: «Волновались члены Государственной комиссии, инженеры, техники, операторы, волновались и те, кто не был допущен на пункт управления. Когда стало ясно, что приземление Гагарина завершено, началось несусветное!».

После полета Юрия Гагарина судьба отвела Исаеву совсем мало времени — всего десять лет жизни. Однако за эти годы он «со своими ребятами» (его собственные слова) создал двигатели для межпланетных станций, стартовавших к Венере и Марсу. Его «машины» позволили совершить первую мягкую посадку станции на Луну, а позже и доставить на Землю лунный грунт. Поэтому вполне заслуженно один из лунных кратеров был назван именем Исаева.

Успехи не вскружили ему голову. На предложение баллотироваться на звание академика, Исаев решительно отказался. Он считал себя конструктором и звание инженера ставил ничуть не ниже звания академика. После 60-летнего юбилея Исаев как-то заметно сдал. Его сотрудники замечали, что в «шефе» нет уже прежних сил. Мучила гипертония.

Алексей Михайлович был консультантом на «Мосфильме» при съемках кинокартины «Укрощение огня». А 25 июня 1971 года, через несколько дней после просмотра фильма, Исаева не стало. Он умер рано, прожив всего 62 года. Проститься с Алексеем Михайловичем пришел чуть и не весь городок, в котором располагались конструкторское бюро и завод.

Г.Черненко

Источник: http://www.h-cosmos.ru/


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Регистрация для внесения изменений не обязательна
Поделиться: