Кузьменко Дмитрий Емельянович

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Дмитрий Емельянович Кузьменко

Справка
Кузьменко Дмитрий Емельянович
Фамилия:
Кузьменко
Имя:
Дмитрий
Отчество:
Емельянович
Дата рождения:
16 апреля 1910 года
Место рождения:
ст. Булаево Иссыкульского уезда Акмолинской губернии
Дата смерти:
11 апреля 2001 года
Место смерти:
г. Липецк


Биография[править]

Окончил Ростовский строительный техникум (1932), техник-строитель; Уральский индустриальный институт (1940), инженер-строитель.

Герой Социалистического Труда (1963). Герой Польской Народной Республики. Награжден орденами Ленина (1963), Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалями.

С 1932 г. – на строительстве металлургического завода (г. Макеевка): прораб; с 1934 г. – на Уралмашзаводе: техник-сметчик, начальник участка УКС; с 1939 г. – заместитель главного инженера УНР-3 стройтреста № 12 (г. Зеленодольск Татарской АССР); с 1940 г. – заместитель главного инженера треста № 1 (г. Тула); в 1943–1946 гг. – в строительном тресте № 8 (г. Челябинск): главный инженер, начальник СУ, заместитель управляющего трестом; в 1946–1951 гг. – в тресте «Уралавтострой» (г. Миасс Челябинской области): заместитель управляющего, управляющий; с 1951 г. – управляющий трестом № 88 (г. Нижний Тагил Свердловской области); в 1960–1967 гг. – управляющий трестом «Тагилстрой»; с 1967 г. – управляющий трестом в г. Белгороде; с 1969 г. – начальник Главлипецкстроя; в 1975–1982 гг. – руководитель советских специалистов на строительстве металлургического комбината в г. Катовице (Польша).

Под его руководством построены и пущены в эксплуатацию первые в СССР кислородно-конвертерный цех и цех закалки рельсов, четырехбатарейная пекококсовая установка, крупнейший в СССР цех хромомагнезитовых и форстеритовых изделий, большетоннажная мартеновская печь № 8 и др. объекты Нижнетагильского металлургического комбината; цеха Уралвагонзавода, завода пластмасс, цементно-шиферного и котельно-радиаторного заводов, трикотажная фабрика, мясокомбинат, дрожжевой завод, хлебозавод № 6 в г. Нижнем Тагиле, первое на Урале вальцеделательное производство в г. Кушве, шахты «Магнетитовая» и «Магнетитовая-бис» на Высокогорском железном руднике, дробильно-обогатительная фабрика № 4 Гороблагодатского рудника, ГОК в п. Новоасбест; построены 500 тыс. кв. м жилья, 13 школ, 32 детских учреждения, 2 больницы, 3 поликлиники, дворцы культуры Уралвагонзавода и «Юбилейный», гостиница «Тагил», педагогический институт, др. объекты социально-бытовой сферы г. Нижнего Тагила.

Похоронен на аллее Почетных граждан Липецкого городского кладбища Трубного завода.

Д. Е. Кузьменко — первый начальник Главка[править]

Одновременно с созданием Главлипецкстроя, 8 декабря 1969 года приказом министра Голдина Н.В. его начальником был назначен один из самых крупных организаторов строительного производства страны Дмитрий Емельянович Кузьменко, Герой Социалистического Труда, получивший это почетное звание в 1964 году за успехи, достигнутые при строительстве и освоении кислородно-конверторного цеха Нижне-Тагильского металлургического комбината им. В.И.Ленина.

Об основных событиях, предшествовавших этому назначению, первых шагах и некоторых моментах в работе нового Главка Дмитрий Емельянович поделился своими воспоминаниями в начале декабря 1999 года, то есть ровно тридцать лет спустя со дня создания Главлипецкстроя.

«— Разговор об этом нужно начинать с Нижнего Тагила, где я в течение 8 лет, с I960 года по 1968 год, работал управляющим трестом «Тагилстрой», — начал он после непродолжительного раздумья. — Первый кислородно-конверторный цех мы начинали строить на Нижнетагильском металлургическом комбинате. Его дирекция страшно возражала против строительства, хотя этого настоятельно требовал Председатель правительства Н. С. Хрущев. Должен сказать, он сделал большое дело, внес значительные перемены и перестановки в плановом управлении, заменил ряд руководителей, которые препятствовали переводу черной металлургии на конверторное производство. А тогда получилась интересная ситуация. Японцы, почувствовав это дело, приехали к нам в Нижний Тагил. А мы только начинали. Там такое место дали для строительства, которое требовало больших переносов подземных коммуникаций, и мы занимались этим делом. Хотя документация на маленький конверторный цех мощностью 300 тысяч тонн у нас была, но мы практически не занимались стройкой, потому что, прямо сказать, дирекция, особенно главный инженер комбината т. Рабинович, препятствовали этому делу. Японцы это дело перехватили и у себя быстро построили. Когда наши через полтора года поехали в Японию, там уже конверторы работали. А мы еще возились с устаревшими мартеновскими печами, кончая строить последний мартен в Н. Тагиле. Вот за него дирекция нажимала, а на этот конвертор смотрела как на детскую забаву. Но мы его все-таки построили.

Последние годы Дмитрий Емельянович проживал в г. Липецке на ул. Желябова, 14, где по инициативе и на средства Союза строителей Липецкой области установлена мемориальная Доска.

В это время в Белгородской области в г. Старый Оскол началась подготовка к строительству бездоменного производства чугуна. Оборудование на новое предприятие должны были поставлять из Германии. В 1968 году я был временно переведен на должность управляющего трестом «Белгородпромстрой» в ожидании того, что я буду возглавлять строительство этого нового комбината. Но с немцами что-то расстроилось, и мы с ними не нашли общего языка. Поэтому это строительство отодвинулось. И я пробыл в тресте «Белгородпромстрой» один год и 8 месяцев. В конце 1969 года я находился в г. Киеве в командировке, меня там нашли и вызвали, чтобы к определенному числу я был в Липецке. Я приехал в Липецк, затем меня принял министр Голдин Н. В. и заместитель Председателя Совета Министров СССР Тихонов Н. А. и предложили мне должность начальника Главлипецкстроя. Меня не пугала величина объемов представшего строительства, так как у меня уже был достаточный опыт. Но самое главное, что меня поразило: мне рассказали, что принято решение Политбюро ЦК КПСС построить в центре России комплекс листопрокатных цехов и производств, потому что машиностроение не может двигаться без листа. Лист закупали во Франции, это было страшно невыгодно в условиях тогдашней экономической войны. Я принял предложение министра и поехал на несколько дней в Белгород. Вскоре возвратился в Липецк и начал подбирать кадры в аппарат Главка, лимит на которые был дан в количестве 55 человек. После выхода приказа от 8 декабря 1969 года о моем назначении 9 декабря 1969 года министром Голдиным Н. В. был подписан приказ № 181 о назначении на должность первого заместителя начальника Главлипецкстроя Шелудько Алексея Митрофановича, работавшего до этого начальником Липецкого ПРУ Главцентротяжстроя. По его рекомендации начальником планово-экономического управления с 1 января 1970 года была назначена Ухорская Галина Тимофеевна по переводу из треста «Липецкстрой». Затем были назначены заместителями по материально-техническому снабжению и транспорту — Марголис Макс Аронович, по стройиндустрии — Моссиолик Эдуард Владимирович. И дальше пошли назначения на все остальные должности аппарата. В общем, подобрать кадры для такого учреждения как Главк — непросто и на их назначения ушло месяца полтора. Короче говоря, можно считать, что Главк начал действовать по-настоящему после утверждения коллегии 12 марта, как говорится, без раскачки. Главным заказчиком оставался Новолипецкий металлургический комбинат. Затем к нам присоединили елецкие стройки, а также по другим городам и вообще по всей области. Надо было углублять специализацию, создавать новые тресты, управления и другие структуры. Требовалось усиление базы, на что мы силы не щадили, отдавали всё туда. И базу мы создали такую, которая в состоянии была обеспечить нормальную работу строительных подразделений не только в Липецке, но и по всей области. К концу 1970 года мы заметно увеличили выполнение, и рост объемов продолжался», — закончил свои воспоминания Кузьменко Д. Е.

См. также[править]

Из воспоминаний Эдуарда Росселя:

Я просто вспоминаю, как мы работали. Я работал начальником производственного отдела треста «Тагилстрой». Это был один из самых мощных трестов в Советском Союзе, наряду с Магнитостроем и Днепростроем, трест, награжденный орденом Ленина. Как мы решали вопросы? Управляющий трестом приходил на работу в 10 часов утра, но работал до 12 часов ночи, он всегда очень долго оставался на рабочем месте — Герой Социалистического Труда Кузьменко Дмитрий Емельянович. Меня предупредили, что в 10 часов утра я должен быть у управляющего, какой вопрос — не знаем. Я пришел, Дмиртий Емельянович говорит: «Эдуард Эргартович, надо подготовить проект постановления Совета министров СССР по строительству блюминга-1500 - самого мощного блюминга Советского Союза и Европы и в 14 часов мне показать». Четыре часа дали на подготовку такого важного документа. Мы сели и написали проект постановления Совета министров СССР за 4 часа. В 14 часов я был у управляющего, он посмотрел, ни одного замечания не сделал и сказал, что на следующий день в 9 часов утра я должен быть у Алексея Николаевича Косыгина с этим проектом. Я взял билет и в 9 часов утра был в приемной у Косыгина. Референтом по сталеплавлению был Торшилов Юрий Васильевич. Ровно в 9 часов он пригласил меня к Косыгину, тот посмотрел документ и сказал Торшилову: «Позвони министрам, чтобы помогали». Надо было завизировать в двадцати министерствах постановление Совета министров. Я за день это сделал. Вечером снова был у А.Н. Косыгина, он посмотрел и сказал: «Неужели вы это сделали?» Я ответил: «Да, сделал». Он подписал документ, вызвал Торшилова и попросил зарегистрировать постановление Совета министров СССР, дать машину и проводить меня в аэропорт. На следующий день я привез в Нижний Тагил постановление Совета министров СССР. Вот как работали!

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Регистрация для внесения изменений не обязательна
Поделиться: