Морохов Игорь Дмитриевич

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Игорь Дмитриевич Морохов

Справка
Морохов Игорь Дмитриевич
Фамилия:
Морохов
Имя:
Игорь
Отчество:
Дмитриевич
Дата рождения:
19 августа 1919 года
Место рождения:
г. Иваново
Дата смерти:
Дата смерти неизвестна



Биография[править]

Окончил Московский авиационный институт (1942), инженер-технолог. Доктор технических наук (1956).

Лауреат Ленинской премии (1958), Государственной премии СССР (1951).

В 1942-1948 гг. – на авиационном заводе № 41 (Москва): мастер, начальник цеха; в 1948-1951 гг. – на заводе № 813: дежурный, главный диспетчер цеха № 21; в 1951-1955 гг. – начальник разделительного производства, главный инженер Ангарского электролизного химического комбината; в 1955-1961 гг. – главный инженер, директор Уральского электрохимического комбината; в 1961-1971 гг. – заместитель председателя Государственного комитета по использованию атомной энергии; в 1971-1980 гг. – заместитель министра среднего машиностроения по науке.

Осуществлял руководство и контролировал крупнейшие научно-исследовательские институты Минсредмаша, осуществлял международные научные связи. Участвовал в переговорах об ограничении испытаний ядерного оружия, был руководитель советской делегации на этих переговорах.

С его участием были изданы книги «Хиросима», «А-бомба», «Ультрадисперсные металлические среды».

См. также[править]

О НЕЗАВЕРШЕННОЙ КАРЬЕРЕ МОРОХОВА

(из книги воспоминаний Роланда Тимербаева)

Непростая судьба Игоря Дмитриевича Морохова, этого незаурядного человека, очень примечательна и характерна для многих и весьма одаренных, и менее одаренных людей, особенно в нашей стране. Мои тесные дружеские отношения с ним поддерживались в течение более десяти лет – с конца 1960 и до конца 1970 года прошлого столетия. Спорадические контакты были и позднее. Познакомился я с ним вот при каких обстоятельствах. Первым советским членом Совета управляющих (СУ) МАГАТЭ был, как я уже писал, Василий Семенович Емельянов. Эту должность В.С., будучи заместителем министра среднего машиностроения и председателем Государственного комитета по использованию атомной энергии, занимал с 1957 г. по 1965 г. Неожиданно для МИДа в конце1965 или в начале 1966 года в министерство иностранных дел на подпись министра поступила из министерства среднего машиностроения записка в ЦК КПСС (так обычно назывались доклады или предложения, направляемые на утверждение Политбюро ЦК), уже подписанная министром Е.П. Славским. В записке предлагалось освободить Емельянова от должности управляющего от СССР в СУ Международного агентства и на егоместо назначить некоего Морохова И.Д. Меня вызвал к себе первый заместитель министра В.В. Кузнецов и спросил, почему освобождают Емельянова и назначают, не посоветовавшись с МИДом, никому не известного человека. Я пожал плечами и сказал, что мне ничего не известно. Нужно сказать, что Емельянова в МИДе хорошо знали и глубоко уважали, а с Кузнецовым они вообще знались с довоенных времен и между ними сложились добрые личные взаимоотношения. Кузнецов передал мне из рук в руки записку Славского и приказал подержать ее в моем сейфе, никому не показывая, до особого распоряжения.

Прошло что-то около двух месяцев, вызвал меня к себе Кузнецов вновь, предложил завизировать один из экземпляров этой записки и затем подписал ее оригинал, сказав, что следует срочно направить записку в ЦК. На мой недоуменный вопрос В.В. ответил без каких-либо пояснений, что решено назначить управляющим Морохова. Потом я узнал, что Кузнецов пытался отстоять Емельянова, но это ему не удалось. Вскоре мы с Мороховым познакомились, стали часто встречаться и выезжать в загранкомандировки, устраивать неизбежные совместные застолья, что особенно сближает. Был он к тому же большим жизнелюбом и, мягко выражаясь, отнюдь не чурался женщин. И.Д. оказался очень умным, а, главное, энергичным и инициативным человеком. Со временем мы с ним сдружились.

Такие тесные отношения помогали нам согласовывать весьма сложные вопросы нашей политики в атомной области, по которым между МИДом и Минсредмашем нередко возникали естественные расхождения, вызываемые разными подходами к некоторым проблемам. Например, с точки зрения МИДа, из внешнеполитических соображений и исходя из общегосударственных интересов было желательно договориться по какому-нибудь вопросу, например, по ограничению или прекращению ядерных испытаний, а с позиции наших атомщиков это могло оказаться невыгодным для них из тех или иных узковедомственных предпочтений7. Конечно, в конце концов решение принималось на высшем партийно-государственном уровне, но ведь требовалось согласование и на уровне ведомств, чтобы были учтены и их интересы. И здесь имело большое значение взаимопонимание и умение убедить собеседников. Благодаря хорошим контактам и с Емельяновым, и с Мороховым мне, да и некоторым другим мидовским работникам обычно удавалось найти точки соприкосновения с Минсредмашем, и со временем руководство МИД, как правило, поручало мне договариваться по тем или иным делам с руководящими работниками Минсредмаша, включая и министра Славского. Такая ситуация сохранилась и после ухода Емельянова и Морохова со своих постов в течение всей моей последующей дипломатической службы. Не могу не упомянуть в этой связи отличные отношения, которые сложились у меня в дальнейшем с другими ответственными работниками Минсредмаша – первым заместителем министра А.М. Петросьянцем и министром Л.Д. Рябевым, начальником главного управления по производству и испытанию ядерного оружия Г.А. Цырковым и другими.

Судьба Морохова весьма примечательна. Ему не было еще 30 лет, когда он стал начальником цеха на крупном авиационном заводе в Москве, а в 1948 г. его направляют на Урал для участия в строительстве и наладке нашего первого газодиффузионного завода по обогащению урана на комбинате 813 в Свердловске-44 (сейчас г. Новоуральск Свердловской области). Именно на этом заводе, еще далеком от надлежащего уровня производительности, был получен высокообогащенный уран для первой советской урановой бомбы, испытанной в 1951 г. Правда, завод Д1 комбината 813, на котором работал Морохов, давал тогда уран только 75% обогащения, который затем доводился электромагнитным методом до более чем 90% обогащения на комбинате 418 в Свердловске-45 (ныне г. Лесной Свердловской области).

На Урале Морохов сделал быструю карьеру и, еще не достигнув 40 лет, стал в 1957 г. директором комбината 813 (сейчас он называется Уральским электрохимическим комбинатом) и на этом посту проработал до 1960 г., а затем был вызван в Москву и переведен на более высокую должность в центральном аппарате Минсредмаша. В сентябре 2004 г. я побывал в Новоуральске для чтения лекций для сотрудников ЗАТО (закрытых административно-территориальных образований) Урала и Сибири, и мне было приятно узнать, что Игоря Дмитриевича там еще помнят, и что он пользовался большим авторитетом. Знакомясь с городом, я все время как бы чувствовал рядом с собой Игоря Дмитриевича. Сам он много рассказывал мне о красотах тамошней природы и об увлекательной жизни на Урале. Помню и его рассказ о посещении комбината Л.П. Берия, который был председателем Специального комитета по созданию атомного оружия. Влиятельный сановник приехал в Свердловск44 спецпоездом осенью 1949 г. – в тот период, когда еще шли наладочные работы. Вместе с ним прибыли Б.Л. Ванников, М.Г. Первухин, И.В. Курчатов и другие. Дело тогда не клеилось в связи с проблемами создания пористых перегородок (фильтров) для газодиффузионных машин.

Морохов, как и другие руководящие работники завода, сопровождал Берия по цеху завода, который в длину имел не менее одного километра. При входе на завод, где было достаточно тепло, рассказывал мне И.Д., Берия сбросил с плеча свое пальто, и потом, когда важный гость дошел до выхода из цеха, пришлось посылать машину через весь цех, чтобы привезти пальто. Л.П. остался недоволен посещением и устроил всем разгон за то, что завод, который строился с 1946 г., все еще не дает качественную продукцию. Об этом свидетельствует и А.М. Петросьянц, который писал, что Берия сказал перед отъездом: «Даю вам сроку три месяца, чтобы все закончить, но если вы не обеспечите за это время все, что от вас требуется, пеняйте не себя, а я заранее предупреждаю – готовьте сухари». Всем было ясно, какие кары могли последовать. Но в то же время Берия принял ряд необходимых организационных мер по оказанию реальной помощи заводу,в частности распорядился привлечь к решению возникших проблем некоторых крупных ученых, в том числе академиков А.Н. Фрумкина и А.П. Виноградова, а также и немецких специалистов. Первая продукция была получена уже в 1950 г.

Большую роль сыграл И.Д. в продвижении планов перевода комбината с производства обогащенного урана газодиффузионным методом на более современный и высокотехнологичный – газоцентрифужный. Опытный завод на комбинате 813 по газоцентрифужному обогащению был выведен на расчетный режим в январе 1958 г. – в пору директорства Морохова. Это был первый в мировой практике опыт массовой эксплуатации газовых центрифуг.

На основе полученного опыта руководство комбината воочию убедилось в перспективности промышленного применения газоцентрифужного метода и стало добиваться форсирования строительства полномасштабного промышленного завода. Тогда в Минсредмаше еще до конца не определились, где строить первый такой завод – на Урале или в Сибири. Морохов в январе 1960 г. направляет министру Славскому письмо о недопустимости переноса сроков начала строительства промышленного газоцентрифужного завода на комбинате 813. И в августе 1960 г. министерством было утверждено проектное задание на строительство первого в мире промышленного газоцентрифужного завода на этом комбинате.

Инициативность Морохова была высоко оценена, и он был переведен на весьма ответственную работу в центральный аппарат министерства. Вскоре после возвращения в Москву в 1960 г. И.Д. возглавил в Минсредмаше направление по организации научных исследований и много сделал для развития отраслевых НИИ и КБ, а через некоторое время его привлекли к курированию вопросов международных научных связей, а затеми международного сотрудничества. Вот тогда мы с ним и познакомились.

Между нами сложились отношения полного взаимного доверия, и работать с Мороховым мне и моим коллегам было очень легко. В 1970 г. мы тесно сотрудничали при выработке системы всеобъемлющих гарантий МАГАТЭ применительно к обязательствам не ядерных государств–участников ДНЯО (INFCIRC/153). Эта работа проходила в Вене в течение нескольких месяцев осенью 1970 г. и в начале 1971 г. Наибольшие трудности исходили тогда от западных немцев, но солидарные действия делегаций США и Советского Союза позволили разработать добротную систему гарантий.

Вместе с Мороховым и представителями Министерства обороны мы разработали позицию по пороговому ограничению подземных ядерных испытаний и провели переговоры, завершившиеся подписанием Ричардом Никсоном и Л.И. Брежневым 3 июля 1974 г. Договора об ограничении подземных испытаний ядерного оружия. Совместно с И.Д. в1975–1976 гг. мы провели переговоры о подземных ядерных взрывах в мирных целях, и соответствующий договор был подписан Брежневым и Джеральдом Фордом 28 мая1976 г. Наконец, в 1977 г. начались переговоры в Вашингтоне о полном запрещении ядерных испытаний, которые были продолжены в Женеве уже в трехстороннем формате с участием Великобритании. Морохов был главой делегации на этих переговорах до1978 г.

И тут над ним стали сгущаться тучи. По моим собственным наблюдениям и по рассказам некоторых из наших общих знакомых, у Морохова были хорошие перспективы занять еще более высокий пост в атомной отрасли. Он был энергичен, отлично знал атомное производство, зарекомендовал себя крепким администратором, руководя на Урале огромным многотысячным комбинатом, был вовлечен и в государственную деятельность с выходом на международную арену. При этом был сравнительно молод, практически здоров (хотя в свое время и перенес жестокий инфаркт), вхож к высшему руководству страны, которое хорошо его знало.

Но постепенно стали замечать, что он несколько переоценивает свои возможности, и это, конечно, не могло понравиться его министру Славскому. Рассказывают, что на заседаниях Политбюро он мог позволить себе высказать самостоятельное мнение в присутствии своего министра, что не было принято делать. Мне было доподлинно известно, что когда в 1974 г. в узком кругу (Брежнев, Косыгин, Подгорный, Громыко, Славский) решался вопрос о количественном пороге ограничения подземных ядерных испытаний ,присутствовавший на этом заседании Морохов позволил себе высказать мнение Минсредмаша, хотя там был и Славский, и о своем активном участии в обсуждении вопроса И.Д. сам с гордостью потом рассказывал мне. Видимо, он думал, что настало или вот вот настанет его время. Но Славский, несмотря на свой весьма почтенный возраст (ему тогда было за 75 лет), проработал на министерском посту еще 10 или более лет.

Конец карьеры Морохова был и печальным, и весьма банальным. И.Д. стал много лишнего позволять себе: девушки, вино, и все это происходило открыто, в присутствии посторонних, среди которых бывали и те, кому вменялось в обязанность внимательно следить за благонадежностью и добропорядочностью наших работников, особенно в заграничных условиях. Этим в Минсредмаше его недруги и воспользовались. Все кончилось тем, что в начале 1978 г. он был снят с поста руководителя делегации на переговорах по запрещению ядерных испытаний, а через некоторое время ему пришлось покинуть и должность заместителя министра среднего машиностроения. К сожалению, он не очень понимал, почему это произошло, решив, очевидно, что ему подставили ножку. Как я узнал позже, Морохову даже показалось, что к этому причастны и мидовцы. Спустя какое-то время я попытался разъяснить ему, что, с моей точки зрения, в действительности с ним произошло, но откровенного разговора не получилось, и наши контакты с ним постепенно сошли на нет, а потом он стал серьезно болеть. А жаль, что такой действительно незаурядный человек не стал ведущим администратором в такой важной, критической для страны области и даже, может быть, и более крупным государственным деятелем, имея для этого все возможности, кроме одной – умения последовательно, не забегая вперед и не опережая событий, двигаться к своей цели.

Источник — «http://xn----8sbanercnjfnpns8bzb7hyb.xn--p1ai/index.php?title=Морохов_Игорь_Дмитриевич&oldid=108115»

Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Поделиться: