Царевский Михаил Михайлович

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Михаил Михайлович Царевский

Справка
Царевский Михаил Михайлович
Фамилия:
Царевский
Имя:
Михаил
Отчество:
Михайлович
Дата рождения:
19 марта 1898 года
Место рождения:
г. Ловеч Варшавской губернии
Дата смерти:
29 июля 1963 года
Место смерти:
г. Москва


Биография[править]

Лауреат Сталинской премии. Герой Социалистического Труда (1949). Награждён орденами Ленина (трижды), Трудового Красного Знамени (дважды), Красной Звезды, медалями. Почётный гражданин города Озёрска.

После окончания Военно-фельдшерской школы (1917) служил фельдшером в армии; с 1918 г. работал в ВЧК, служил в Первой конной армии С. М. Будённого; с 1920 г. — на хозяйственной работе в системе ВЧК-ОГПУ, руководил строительством крупнейших объектов первых пятилеток: Балахнинского бумажного комбината (1928—1930), Горьковского автомобильного завода (1930—1932); с 1931 г. — начальник управления «Тагилкомбинаттяжстрой», созданного на базе управления «Тагилстрой», и 2 стройтрестов; руководил строительством и вводом в эксплуатацию бетонного завода, лесопилки, щебёночного карьера, металлургических цехов, огнеупорного завода и др. объектов Нижнетагильского металлургического завода (НТМЗ); начальник строительства объектов Центрального аэрогидродинамического института им. Н. Е. Жуковского (г. Москва, 1936—1937), начальник управлений «Кольстрой» (с 1937); руководил строительством Мончегорского никелево-медного комбината и г. Мончегорска; с 1940 г. — начальник строительства и исправительно-трудового лагеря (ИТЛ) комбината «Североникель», с августа 1941 г. — начальник Северного управления строительства оборонительных сооружений НКВД, майор государственной безопасности (1941); в 1943—1945 гг. — начальник строительства и управлений ИТЛ Актюбинского и Нижнетагильского комбинатов Главного управления промышленного строительства НКВД СССР, генерал-майор инженерно-технической службы (1943). Руководил строительством и вводом в эксплуатацию мартеновских печей № 5 и № 6, третьей и четвёртой коксовых батарей, гофманской печи на огнеупорном заводе, доменной печи № 3 на НТМЗ, фабрики магнитного обогащения на Высокогорском железном руднике, строительством Актюбинского завода ферросплавов и хромовых соединений, предприятий промышленности строительных материалов (Казахстан). С 1946 г. — начальник комбината № 7 (сланцехимический завод в городе Силламяэ, Эстония), в 1947—1950 гг. — начальник строительства и управления ИТЛ № 859 (Челябинск-40), руководил строительством и вводом в эксплуатацию зданий площадки № 22 (1948), первого промышленного атомного реактора в Европе и СССР (здание № 1; 1948), 1-й очереди объекта «С» (1948), химико-металлургического завода «В» (1949); в 1950—1956 гг. руководил строительством объектов атомной промышленности, городов Красноярска-26 (г. Железногорск), Томска-7 (г. Северск); с 1956 г. — в системе Министерства среднего машиностроения СССР.

При организации строительства крупных объектов предложил и освоил централизованную поставку строительных материалов, изделий и конструкций, крупноблочный монтаж и др. новшества, которые в дальнейшем были внедрены на всех стройках страны. Лауреат Сталинской премии за успешное выполнение задания Правительства по созданию атомной бомбы.

Трагически погиб в автомобильной аварии 29 июля 1963 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве (участок 8).

И. В. Стоякин

См. также[править]

Царевский Михаил Михайлович (~1930 г.)

Царевский Михаил Михайлович

19.3.1898 — 29.7.1963

Герой Социалистического Труда (29.10.1949)

Царевский Михаил Михайлович — начальник строительства и управления ИТЛ № 859 по строительству комбината № 817 в Челябинске-40, генерал-майор инженерно-технической службы.

Родился 19 марта 1898 году в городе Лович Варшавской губернии, ныне Лодзинского воеводства Республики Польша в семье военных. Окончил ремесленно-приходскую школу в городе Калуге. В 1912—1915 годах обучался в трехгодичной военно-фельдшерской школе в Москве.

Участник 1-й мировой войны. В 1917—1918 годах проходил службу старшим военным фельдшером во 2-м лейб-гусарском Павлоградском полку Западного фронта. Член партии большевиков с 1917 года.

С началом Гражданской войны работал в Тамбовской ЧК. В составе кавалерийского отряда выезжал на Восточный фронт, занимал должности командира взвода и эскадрона, был ранен. В этот период познакомился с И. В. Сталиным, которого неоднократно сопровождал в поездках по линии фронта под Царицыном. В 1922 году был назначен командиром особого кавалерийского дивизиона ВЧК. Позднее был переведен в столицу и назначен помощником командующего войск ВЧК Московского военного округа. В 1925 году был демобилизован.

Занимался административно-хозяйственной деятельностью в Москве. Был начальником административно-хозяйственного управления «Госрыбсиндикат» ВСНХ, инспектором в Центральном бумажном тресте. В том же 1925 году был назначен помощником начальником строительства бумажной фабрики в городе Балахне Горьковской области. В 1928 году возглавил строительство фабрики затем руководил строительством Горьковского автомобильного завода.

В 1930 году был назначен начальником строительства металлургического завода в Нижнем Тагиле. Одновременно с декабря 1931 года возглавлял трест «Тагилстрой», объединявший все тагильские стройки. Закончил строительство за рекордно-короткий срок — 1 год и 8 месяцев, за что был награжден в 1934 году орденом Ленина. В 1935 под руководством Царевского на «Тагилстрое» осуществлен принципиально новый метод организации крупного строительства, который заключался в обеспечении строительных объектов готовым бетоном, раствором, арматурой, а также щитами опалубки с централизованных цехов и заводов. Метод получил быстрое распространение на всех стройках страны.

Тагилстрой 1935 г.

В марте 1936 возглавил строительство Большого Центрального аэрогидродинамического института им. Н. Е. Жуковского в Москве, завершив его через полтора года. Также участвовал в прокладке Беломоро-Балтийского канала и канала «Волга-Москва». С 1937 года, будучи управляющим треста «Кольстрой», строил Мончегорский медно-никелевый комбинат, работал начальником «Севоборонстроя» и «Волгоградстроя». В 1939 году за самоотверженный труд в развитии цветной металлургии был награжден вторым орденом Ленина. С января 1940 года — начальник строительства и ИТЛ комбината «Североникель» НКВД СССР.

С июня 1941 года — начальник Северного Управления по строительству оборонительных сооружений на Ленинградском фронте — руководитель «СевОборонСтрой», командующий 2-ой саперной армией. В 1942—1943 годах руководил строительством Актюбинский металлургического комбинат. С апреля 1943 года являлся начальником «Тагилстроя-Тагиллага» НКВД СССР (г. Нижний Тагил). Руководил строительством Нижне-Тагильского металлургического комбината, полигона для испытания танков. В период работы в Нижнем Тагиле занимался организацией строительной площадки и коллектива по строительству одного из первенцев атомной отрасли — завода № 813 в городе Новоуральске (Свердловск-44).

Начиная с 1946 года трудовая деятельность Царевского была связана с атомным проектом. Он был назначен начальником Управления строительства комбината № 7 НКВД в Эстонской ССР. Строительство комбината включало создание наземных построек — рудника и поселка в Силламяэ и перерабатывающего завода в Усть-Нарве.

В 1947 г. после инспекционных проверок и выявленного отставания от назначенных правительственных сроков по строительству комбината № 817, руководство комбината и Южноуральского управления строительства было заменено. Генерал-майор Царевский был назначен начальником строительства и управления исправительно-трудовых лагерей № 859 по строительству комбината № 817 в Челябинске-40 (ныне город Озерск). Строился первенец советской атомной промышленности — комбинат «Маяк»: первый в стране атомный промышленный реактор, радиохимический завод, лаборатории «Б» на озере Сунгуль, другие основные и вспомогательные производства.

Сжатые сроки и большие объемы работ требовали увеличения количества строительных и монтажных организаций, наращивания производственных мощностей, решения вопросов комплектования кадрами и как следствие — решения возникающих социально-бытовых проблем. В управлении строительства была создана централизованная служба монтажных работ, сформирован специальный монтажный отряд, организованы курсы по подготовке рабочих монтажных профессий. Эти решения были своевременными и жизненно важными, так как на комбинате № 817 осуществлялось не только строительство, но и монтаж промышленных ядерных реакторов, радиохимического, металлургического и других заводов. Комбинат был построен в срок. 29 августа 1949 года в СССР на Семипалатинском полигоне в казахстанской степи был осуществлён взрыв первой советской плутониевой бомбы «РДС-1»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 октября 1949 года «за исключительные заслуги перед государством при выполнении специального задания» Царевскому Михаилу Михайловичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В феврале 1950 года назначен начальником строительства комбината № 815 — подземного горно-химического комбината комплекса по производству оружейного плутония в городе Красноярске-26 (Железногорск). С 1953 года руководил строительством № 601 в городе Томск-7 (Северск), где создавались крупнейший атомный комбинат и Сибирская АЭС.

В 1956 году перешел в систему Министерства среднего машиностроения СССР. Руководил строительством атомного центра в городе Дубна. В 1960 году возглавил Управление строительства № 620, которое приступило к сооружению вблизи города Серпухова (ныне город Протвино) крупнейшего в мире ускорителя заряженных частиц — синхрофазотрона длиной орбиты 1,5 км, массой электромагнита 22 тысячи тонн.

Могила М. М. Царевского на Новодевичем кладбище г. Москвы

Трагически погиб в автомобильной аварии 29 июля 1963 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Награжден пятью орденами Ленина (1934, 1939, 1943, 1949, 1956), двумя орденами Красного Знамени (1942, ?), двумя орденам Трудового Красного Знамени (1943, ?), двумя ордена Красной Звезды (1944,?), медалями; знаком «Заслуженный работник НКВД» (1944). Лауреат Сталинской премии 1-й степени (1951).

Почётный гражданин города Озерска. Именем Царевского названы улицы в городах Мончегорск, Томск, Озерск, Железногорск, Северск.

Сергей Каргапольцев


Михаил Михайлович ЦАРЕВСКИЙ

Автор — Сергей Павлович Кучин. Сибиряк, родился в 1924 году в Иркутске. Участник Великой Отечественной войны. После окончания в 1952 году Иркутского горно-металлургического института работал на ГХК в горном управлении геологом, заместителем главного геолога, во ВНИПИЭТ начальником изыскательского отдела, заместителем директора ВНИПИЭТ. Лауреат премии Совета Министров СССР 1973 года. С 1993 года старший научный сотрудник Музейно-выставочного центра Железногорска. Почётный гражданин Железногорска.

Михаил Михайлович Царевский — видный организатор промышленного и атомного строительства СССР. Генерал-майор инженерно-технической службы, Герой Социалистического Труда. Царевский стоял у истоков организации и строительства в городах Красноярск-26, Челябинск-40, Томск-7 и др. объектов оборонного назначения, строительной индустрии и создания развитой инфраструктуры. Царевский являлся первым начальником Управления стрительства в Красноярск-26.

Родился Царевский 19 марта 1898 года в семье военнослужащего сверхсрочника царской армии. Вскоре после рождения сына отца Царевского демобилизовали и семья переехала на родину родителей в село Николаевка Воронежской губернии. Родители стали заниматься сельским хозяйством. Михаил учился в деревенской школе, затем в 15 лет закончил ремесленно-приходскую школу и курсы хозяйственных десятников.

В 1915 году, окончив Московскую военно-фельдшерскую школу, 17-летний Царевский направляется на западный фронт в Лейб-гусарский Павловский полк. Несмотря на службу в привилегированном полку, приближённом к Ставке Императора Николая II, в марте 1917 года он оказывается в рядах партии большевиков, с которой связал себя на всю жизнь.

В 1918 году Царевский вступает в Красную Армию и назначается командиром взвода эскадрона 1-го особого отряда ВЧК на Восточном фронте. В сентябре 1918 года вместе с отрядом ВЧК уходит на фронт против Колчака. На фронте был сначала командиром взвода, затем был назначен командиром эскадрона особого отряда ВЧК.

В июле 1921 года Царевского назначают инспектором войск ВЧК Москвы и в этом качестве командируют в Среднюю Азию для инспектирования войск ВЧК Среднеазиатского округа под командованием В. В. Чернышова, будущего заместителя министра МВД.

С 1922 по 1924 годы Царевский командует кавалерийским дивизионом ВЧК Московского военного округа и в марте 1924 года демобилизуется по болезни. Вот тут-то ему и пригодилась приобретённая в юности специальность десятника-строителя. Царевского назначают помощником начальника строительства Балахнинского целлюлозо-бумажного комбината. Впоследствии было немало строек народного хозяйства, возглавить которые поручалось Михаилу Михайловичу Царевскому.

Во время Великой Отечественной войны Царевский командовал 2-й сапёрной армией. За заслуги в деле индустриализации страны и в Великой Отечественной войне Царевский награждён четыремя орденами, в том числе тремя орденами Ленина. В 1943 году ему присвоено звание генерал-майора. В 1949 году М. М. Царевский удостоин звания Герой Социалистического Труда.

Умер М. М. Царевский 23 июля 1963 года, похоронен на Новодевичьем кладбище.


…В 1950 году Царевский прибыл на строительство Красноярск-26 и впоследствии был назначен начальником Управления строительства. На строительстве города работали заключённые и военные строители.

Вспоминает О. Н. Анциперов:

«В 1952 году мы строили трёхэтажные жилые дома по улице Вокзальной (ныне Советской Армии). В тот вечер я оказался недалеко от проходной лагерного отделения № 4 за УЖТ и стал свидетелем бунта заключённых. В зоне собралась большая группа заключённых, которые скандировали: „Требуем прокурора края!“ В метрах ста от зоны стояла большая группа начальников из Управления строительства и переминалась с ноги на ногу. Видимо, обсуждали, что же предпринять. В зоне нарастал шум.

Вдруг вижу — подъехал газик и не доехав до группы начальников остановился. Из машины выходит Царевский в генеральской форме и направляется к воротам лагерного отделения. От группы начальников отделился было Михаил Озиранский, держа руку под козырёк, но Царевский отстранил его и твёрдой поступью один без охраны направился к проходной. Войдя в зону, он прошёл мимо сразу же замолчавшей толпы заключённых, в ближайший барак. Минут через пять вышел из него и направился в соседний в сопровождении нескольких заключённых работяг. Толпа зеков безмолствовала.

Из барака спешно вышли двое, за ними — Царевский, а следом — сопровождавшие его заключённые. Толпа расступилась, образуя коридор, по которому шёл Царевский. Он твёрдой походкой прошёл через строй заключённых в ворота и громко сказал: „Завтра рабочий день по распорядку!“ Сел в машину и никому ничего не говоря уехал. А заключённые разошлись по баракам.»

Вспоминает И. В. Бутырин — один из первых строителей Красноярска-26. В 1950-е годы руководил строительством объектов базы УРСа (хлебозавод, молокозавод и т. д.):

«Первостепенным объектом был хлебозавод. За строительством следил сам Царевский. Когда фундамент под печь был заложен, Царевский сказал:
— Теперь самое главное — печь. Её надо выложить очень быстро.
Я отвечаю:
— У меня нет ни одного каменщика-печника!
Генерал говорит:
— Найду тебе мастера, а твоё дело — создать ему условия для работы.
Сказал и уехал.
На другой день прибегает дневальный и говорит:
— Иван Васильевич, там вас дожидается каменщик!
Подхожу к своей конторе и вижу: стоит тощий молодой пацан из заключённых, ростом, как говорят, метр с кепкой, смотрит на меня преданными глазами и говорит:
— Меня прислал к вам генерал Царевский!

Переговорил я с ним, показал чертежи, вижу — понимает. Посмотрел он объект и согласился сложить печь в течении трёх месяцев при условии, что с ним будет работать его друг, и они вдвоём будут расконвоированы.

На другой день приехал Царевский и говорит:

— Что, каменщик появился? Теперь печь за тобой!

Рассказал я ему об условиях мастера. Михаил Михайлович Царевский внимательно посмотрел на меня и медленно своим громким голосом сказал:

— Печь надо сложить не за три, а за один месяц! Расконвоировать, и если он выполнит работу в срок, его освободим. У него до окончания срока ещё четыре года.

После я встретился с каменщиком и передал условия Царевского. Он подумал и сказал:

— Берусь! Будем работать с утра до утра!

Печь была построена за месяц, маленький каменщик оказался настоящим профессионалом. И генерал Царевский тоже сдержал своё слово.»

Вспоминает И. В. Бутырин:

«Когда в 1952 году строили трёхэтажные кирпичные дома по улице Вокзальной (№ с 3 по 15), произошёл такой случай. Я, как страший прораб, находился на втором этаже жилого дома № 5 по улице Вокзальной (ныне Советской Армии). Там делалась кирпичная кладка. Смотрю вниз и вижу: между домами № 3 и № 5 у забора из колючей проволоки между двумя сторожевыми вышками, стоит Царевский в брюках с красными лампасами и яловых сапогах, а кругом — непролазная грязь после хорошего ливня. Машинами пробита глубокая колея по дороге в сторону улицы Парковой, где был заезд в огороженную колючей проволкой зону строительства жилых домов по улице Школьной.

Улица Советская от Вокзальной до Ленина была покрыта гравием, потому что начальник строительного участка СМУ-2 капитан Николай Евдокимов не забетонировал этот участок в срок. Понятно, что в такой ситуации выходить к генералу у меня не было никакого желания.

И вдруг я увидел, что со стороны будущего озера от пункта „Л“ (это посёлок за озером под названием Элка; в то время озера ещё не было и дорога шла по дну будущего озера) с бетонного завода от КПП-1 движется колонна автосамосвалов с бетоном, порядка 15 машин. На передней машине между кузовом и кабиной сидит вооружённый охранник. Колонна остановилась перед генералом на въезде на улицу Советскую перед поворотом на улицу Парковая. Шофёры-заключённые открыли дверцы кабин.

И вот целая колонная самосвалов стоит, растянувшись на 100 метров, из открытых дверей кабин почти по пояс торчат человеческие фигуры в одинаковых телогрейках, без головных уборов с лысыми головами. Генерал Царевский своим грубым командным голосом скомандовал, чтобы кололнна машин с бетоном двигалась к гравийной дороге, прямо на проволочное заграждение. Шофёр с первой машины показал было генералу рукой на сторожевые вышки, но Царевский на известном русском наречии высказался так убедительно, что автоколонная самосвалов в тот же миг двинулась сквозь колючую проволоку трёхрядного забора напролом и въехала в производственную зону. Царевский оказался впереди автоколонны, остановил её, а сам медленно пошёл по гравийной дороге в сторону улицы Школьной.

Сейчас кажется, что ничего особенного не произошло, но надо было знать обстановку того времени. Когда Царевский дал автоколонне команду таранить забор из колючей проволоки, у меня было предчувствие, что без трагедии не обойдётся. На сторожевых вышках стояли вооружённые охранники-солдаты, и могло случится так, что сначала была бы стрельба, появились трупы, а потом бы солдат оправдали. Но генералу, этому „красному партизану“, всё сходило с рук, все его слушались, и все выполняли его указания с первого раза.

Потом среди строителей ходила шутка, что начальник строительного участка капитан Евдокимов в это время бежал к генералу с докладом о выполнении плана работ, но вовремя передумал и не показывался Царевскому на глаза вплоть до своего отъезда в город Павлодар на строительство военного завода.»

Вспоминает прораб «Сибхимстроя» К. А. Рахманинов, который был одним из очевидцев строительства железной дороги в черте Красноярск-26:

«В феврале 1951 года меня перевели на строительство бетонного завода на Пасеке. Рабочие-заключённые копали котлованы вручную, мерзлоту рыхлили взрывами. В один из дней приехал генерал-майор Царевский с сказал, что через 2-3 дня здесь пройдут военные строители.

Буквально на следующий день я услышал музыку оркестра, играющего всевозможные марши. Внизу, примерно в 600—800 метрах от бетонного завода в сторону Красноярск-26 стоял часовой с винтовкой, а рядом с ним бутыль с водкой. Метрах в пятистах от него работала бригада по укладке шпал и рельсов, а следом ехала железнодорожная платформа, на которой сидели оркестранты (человек 8-10 заключённых) и целый день играли марши и песни. В задачу бригады входило проложить шпалы и рельсы до часового и в награду получить водку. Оказывается, начальник строительства Царевский ежедневно отмерял дневную норму в 1000 шагов и в конце отрезка пути выставлял „приз“. Через два дня мимо бетонного завода прошла железная дорога.»

Вспоминает В. К. Машер (после окончания Куйбышевского инженерно-строительного института работал на строительстве Челябинск-40 и Красноярск-26):

«Строительство города начиналось с возведения деревянных двухэтажных домов по будущим улицам Школьная и Октябрьская (№ 2 и № 9). Планировалось, что их фундаменты будут из бетонных блоков, которые должны поступать извне. Уже пришли детали брусчатых домов, мы начали земляные работы под столбчатые фундаменты жилья по Школьной, а бетонных блоков всё не было.

Приехал Царевский, быстро прошёл на место строительства, вернулся. Остановился у спиленных стволов вековой лиственницы и говорит:

— Вот из этого дерева и сделайте фундаменты под дома, только обожгите его. В местных деревнях нижние венцы рубленных домов из лиственницы и не гниют. Никого не слушайте, быстро организуйте устройство столбов с обратной засыпкой землёй. Давайте чертёж, я вам подпишу это решение!

Всё было сделано по рекомендации Царевского. Фундаменты быстро заложили, и дома стали строиться в ускоренном темпе. Через 27 лет, в 1978 году, я был в Красноярске-26 на совещании начальников строек. Побывал у этих деревянных домов, их как раз разбирали. Правоту Царевского подтвердило время — на деталях фундаментов из обожжёной лиственницы не было никаких признаков гниения.»



Вспоминает Отто Фридрихович Горст: "Когда застраивали проспект Сталина, Царевский во время очередного утреннего объезда нагрянул на мой участок. Он был на взводе и непрерывно давил пальцами мякиш ржаного хлеба (мякиш в руке — это верный признак того, что Царевский нервничает; выбросив один, он тут же достает из кармана другой). Как на грех, у меня что-то было сделано не к сроку, правда не по моей вине, но для Царевского это не имело никакого значения. Он разразился в мой адрес такой гневной речью, так громко и так крепко ругался, что казалось, еще мгновение и он смешает меня с землей. В жизни не слышал по отношению к себе ничего подобного. Совершенно уничтоженный, в мыслях уже попрощавшийся с должностью, я своим понурым видом, наверное, производил такое жалкое впечатление, что присутствовавший при разносе Курчатов счел необходимым меня подбодрить: «Вы, молодой человек, чего нос повесили? Не обращайте на него внимания. Он сейчас матерится, а через пять минут все забудет. Ведь в целом у вас дела идут неплохо».

И действительно, в этот же день, когда Царевский, поочередно объезжая объект за объектом, дошел до берега озера (а там мой участок делал подпорную стену у крутого берега, набережную и лестницу к воде), я услышал о своей работе совершенно противоположное мнение. Надо отметить, что там мне никто не мешал, во всем полная свобода действий и потому участок за короткое время забетонировал едва ли не всю подпорную стену. Увидев ее, Царевский пришел в совершенный восторг. Мощная бетонная стена, да в воде! Вот это да!

— Гросс,- (он так меня называл), — а ну иди сюда! Ты когда же это успел?

— Да вот, просто никто не мешает, — промямлил от неожиданности я.

— Ну, молодец! Ну, молодец! А как же ты в воде-то бетонировал?

— Да вот, методом сухой смеси отжимали воду.

— Молодец! Просто молодец!

И так же темпераментно, как утром ругал, Михаил Михайлович взялся меня хвалить. «Вот смотрите, как работать надо», — показывал он сопровождавшим его специалистам. Курчатов опять подошел ко мне и улыбнулся: «Ну вот, видите,- хотя я годился ему в сыновья, Игорь Васильевич обращался только на „Вы“, — он через пять минут зло забывает».

С тех пор Царевский относился ко мне исключительно хорошо, хотя утром, казалось, выгонит со стройки".


Если вы нашли ошибку в тексте или возможно у Вас есть что добавить.
Для изменения текста нажмите кнопку "править" вверху страницы
Регистрация для внесения изменений не обязательна
Поделиться: