Кельманович Давид Яковлевич

Материал из Свободная энциклопедия Урала
Перейти к: навигация, поиск


Давид Яковлевич Кельманович

Справка
Фамилия:
Кельманович
Имя:
Давид
Отчество:
Яковлевич
Дата рождения:
7 ноября 1901 года
Место рождения:
Мотовилихинский завод
Дата смерти:
28 февраля 1972 года
Место смерти:
г. Пермь


Биография[править]

Образование: начальная школа

  • 1914—1921 — рассыльный в конторе Мотовилихинского завода
  • 1921—1923 — рядовой РККА
  • 1923—1930 — слесарь Мотовилихинского завода
  • 1930 — январь 1931 — помощник начальника Мотовилихинского завода по производственным совещаниям
  • январь 1931 — март 1932 — помощник начальника Мотовилихинского завода по организации труда
  • март 1932—1933 — работник ФЗК Мотовилихинского завода
  • 1933 — август 1934 — председатель ФЗК Мотовилихинского завода
  • август 1934 — декабрь 1934 — председатель Молотовского горисполкома[[|]]
  • декабрь 1934 — декабрь 1935 — председатель Чусовского горисполкома
  • декабрь 1935 — июнь 1937 — председатель Добрянского райисполкома

Территориальное производственное объединение «Пермместпром» (1939).

См. также[править]

Лидеры Прикамья

Судьба председателя[править]

Бэлла Константиновна и Геннадий Наумович рассказали массу интересных вещей о бывшем председателе Добрянского райисполкома, однако фотографии Д.Я. Кельмановича в их семье не сохранилось.

Работая с архивными документами второй половины 30-х годов ХХ века, я не раз встречал в них фамилию Давида Яковлевича Кельмановича, председателя Добрянского райисполкома в 1935-1937 гг. Краткие сведения о нем вошли в мою книгу «Добрянский район и его руководители», вышедшую в свет при поддержке районных властей в 2009 году. Но вот недавно у меня появилась возможность познакомиться с биографией одного из репрессированных руководителей нашего района более подробно.

Неожиданная встреча

Огромную роль в этом сыграл Вадим Александрович Ладугин. Звонит мне перед Новым годом и говорит: «Я собираюсь в Пермь к одному уважаемому человеку, который сыграл большую роль в истории Пермской ГРЭС. Это бывший заместитель главного инженера «Пермэнерго» Геннадий Наумович Зильберман. Удивительный человек. Предлагаю съездить вместе, пообщаться, думаю, что не пожалеешь».

На следующий день мы были у Геннадия Наумовича. Ему 93 года, но память исключительная, интеллект высочайший, знания энциклопедические. Интеллигентнейший человек! Как и его супруга Бэлла Константиновна.

Говорили мы в основном об энергетике, о том, как ГРЭС пришла в нашу провинциальную Добрянку (надеюсь, что этот рассказ еще будет опубликован в нашей газете), но по ходу своего рассказа Геннадий Наумович мельком обмолвился:

— Я Добрянку еще с 30-х годов знаю. У меня там двоюродный брат председателем райисполкома работал.

Я не поверил своим ушам!

— Уж не Давид ли Яковлевич Кельманович?

— Да, — пришла очередь удивляться моему собеседнику. — Он самый.

После этого мы договорились с Геннадием Наумовичем еще об одной встрече. Состоялась она в январе, и вот какие факты из биографии бывшего руководителя Добрянского района удалось установить.

Судьба семьи

Отец Давида Яковлевича жил за установленной для евреев чертой оседлости, но потом он был призван на службу в царскую армию и оказался в Перми (на солдат запрет на выезд из-за черты оседлости не распространялся). Здесь, в Перми, проживала многодетная ссыльная семья Зильберман. Через какое-то время Яков Кельманович познакомился с их старшей дочерью Павлой (Песей), женился на ней и остался после службы в Перми. Так как никакой профессии у него на тот момент не было, он устроился в охрану Мотовилихинских пушечных заводов. В семье Якова Кельмановича родились две дочери и четверо сыновей, младшим из которых и стал Давид. Он появился на свет в 1901 году 7 ноября.

Как говорит Г.Н. Зильберман, рабочая семья Кельмановичей была крепкой, непьющей, передовой. В доме часто проводились музыкальные вечера под мандолину, в семье имелись даже очень редкие по тем временам велосипеды. Правда, судьба мужской части этой семьи оказалась трагической. Среднего брата Моню (Соломона) еще в годы гражданской войны расстреляли белые.

— Он, видимо, был как-то связан с большевиками, за что и поплатился, — рассказывает Г.Н. Зильберман. — Сапоги Мони принесли его отцу, кинули со словами: «Вот, возьми. Твоего, собаки!» А старший брат Михаил после женитьбы уехал в Белорусию и был расстрелян фашистами во время Великой Отечественной войны, всю семью выдали соседи. Портрет Михаила и сведения о нем есть в музее Яд-ва-Шем в Иерусалиме.

Путь наверх…

Что же касается Давида Яковлевича Кельмановича, то его трудовая биография также началась на Мотовилихинском заводе, где он освоил профессию слесаря. После гражданской войны Давид Кельманович отслужил в РККА и вернулся в Пермь.

— Его мать жила тогда в семье моего отца в маленькой подвальной квартирке на улице Ленина, и когда Давид пришел из армии, тоже около года жил в нашей семье. Жили мы очень бедно, но дружно, — продолжает Геннадий Наумович. — Если Давид когда-то и сердился, то лишь по одной причине, когда я, мальчишка, его, взрослого парня, в шашки обыгрывал. Потом он нашел еврейскую девушку-портниху, репатриантку из Латвийского местечка Грива, что в Курляндии, Матильду Маркусовну Эллерн, женился, снял жилье и снова стал работать слесарем в Мотовилихе. В 1924 году родился его единственный сын, названный в честь отца Яковом. Мать жила с ними сначала на улице Малой Ямской, затем на Большой Ямской (улице Пушкина, д.88, кв. 7).

В 1930 году руководство ВКП(б) озаботилось приемом в свои ряды рабочих. По партийному призыву вступил в партию и Давид Кельманович.

Партийный билет открыл ему путь наверх. В 1930-1932 годах он являлся помощником начальника Мотовилихинского завода по производственным совещаниям, а к 1934 году дошел до должности председателя заводского профкома.

— Вроде бы не сильно грамотным человеком был мой двоюродный брат, а вот пошел и пошел по служебной лестнице, — говорит по этому поводу мой собеседник. — Он недолго поработал председателем горсоветов в Перми и Чусовом, а в конце 1935 года его вызвали в Свердловск, к первому секретарю Уральского обкома партии Кабакову. Там он и получил направление на должность председателя Добрянского райисполкома. Внешне Давид Яковлевич выглядел авторитетно. Он был крупным, широкоплечим, представительным мужчиной.

…и падение вниз

В июне 1937 года Д.Я. Кельманович был объявлен врагом народа и арестован органами НКВД. В резолюции «О работе Добрянского райкома РКП(б) за 1937 год» отмечалось: «Враги народа, орудовавшие в сельском хозяйстве, Кельманович, Лазников, Вдовин и другие разваливали колхозы, уничтожили 10073 головы скота, огульно исключили из колхозов более 250 человек честных колхозников».

Что дальше происходило с бывшим председателем Добрянского райисполкома, рассказывает Г.Н. Зильберман:

— Брат содержался в тюрьме, которая находилась в здании нынешнего Театра кукол, и на допросы его возили в 2-этажное здание управления НКВД на углу улиц 25 Октября и Коммунистическая. Как рассказывал мне позже сам Давид, он, зная указание генпрокурора Вышинского о том, что для доказательства вины достаточно признания самого обвиняемого, решил ни в коем случае не подписывать никаких бумаг. Как-то на одном из допросов он в ярости схватил стул и заорал: «Сейчас выбью окно и заору на всю улицу, что вы здесь творите! Не буду ничего подписывать!» И следователь, совсем молодой парень, растерялся! Нажал на кнопку, вызвал охрану: «Уведите!» После этого о Давиде Яковлевиче словно забыли. Месяц за месяцем — ни одного допроса. А потом нарком Ежов был снят, пришел Берия, и началась реабилитация тех арестованных, которых не успели приговорить к лагерям или расстрелу. В их число попал и Давид.

Новое восхождение

После освобождения из тюрьмы осенью 1938 года Д.Я. Кельманович занимал в Перми различные хозяйственные должности. Возглавлял, в частности, кирпичный завод, а после войны — кондитерскую фабрику. В военные же годы Давид Яковлевич трудился заместителем председателя Молотовского горисполкома, заведующим отделом местной промышленности Молотовского облисполкома. Характеризовался как «способный, честный и грамотный руководитель». Был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

— Мы с Геннадием поженились после войны, и я решила сделать мужу подарок на день рождения, — включается в разговор супруга Г.Н. Зильбермана, Бэлла Константиновна. — Зашла к Давиду Яковлевичу на фабрику и попросила сделать большую конфету. Он сделал ее размером с кирпич! Долго мы ее съесть не могли…

  • * *

Д.Я. Кельманович скончался 28 февраля 1972 года после инфаркта, не смог найти себя вне работы. У него был сын Яков. Он окончил во время войны летное военное училище, но в 1948 году демобилизовался, чтобы быть рядом с больной матерью. С 1951 года работал инструктором в аэроклубе до 1964 года, а затем 30 лет в Пермском аэропорту Большое Савино в диспетчерской службе на разных должностях: от просто диспетчера до заместителя начальника аэропорта по движению. Умер Яков Давидович в 2003 году после тяжелой и длительной болезни. Вторая жена – Науменко Нина Николаевна (1920).

Судьба председателя

Источник — «http://xn----8sbanercnjfnpns8bzb7hyb.xn--p1ai/index.php?title=Кельманович_Давид_Яковлевич&oldid=162285»